Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

Юбилей

Последние годы августовские события не принято особо вспоминать, но круглый юбилей обойти было трудно. В условиях, когда власть, с одной стороны, происходит непосредственно от «разрушителей», а с другой – считает это разрушение трагедией, тональность освещения, конечно, не могла быть иной, чем была. Разве что несколько более благожелательно высказались о ГКЧП – типа они хотели спасти страну, но их действия спровоцировали ее распад. Об условиях и реальном механизме распада не было сказано ни слова – и опять потому, что они (вследствие наследия, которого придерживается нынешняя власть) остаются актуальными и для РФ.

В свое время я очень внимательно наблюдал за развитием событий (до сих пор сохранилась дюжина толстых папок с вырезками), да и поведение основных лиц (кто как на что реагировал, в каких обстоятельствах что говорил и делал, как готовилось «общественное мнение») было достаточно очевидным. С самого начала было понятно, что тенденция к либерализации несравненно быстрее продвигает процесс территориального распада, чем десоветизации (прибалты уже открыто объявляли о независимости, а солженицынские опусы о Ленине все еще не разрешали публиковать).

Процесс территориальной дезинтеграции осуществлялся Горбачевым вполне сознательно и последовательно, причем он не сделал на этом пути ни одной тактической ошибки, и я, со своей стороны, ни разу не ошибся относительно того, каким будет его следующий шаг (что и отражено в моей публицистике 1989-1991 гг.). Другое дело, что колхозный дурак, возможно, вполне искренне полагал, что, отделив Прибалтику, он сможет превратить остальное во что-то типа «Британского содружества наций», где будет играть роль английской королевы.

Но если в сфере высокой политики адекватные соображения о возможном и невозможном ему были недоступны, то в аппаратных интригах он был искушен в высокой степени (иначе и не стал бы генсеком), и, прекрасно зная, с кем имеет дело (интеллектуальный уровень, менталитет и типы рефлексии советских вырожденцев были ему хорошо известны), мастерски подставлял и выводил из игры противников: провоцируя сторонников сохранения СССР на силовые действия (типа он с ними, но стесняется), каждый раз их сдавал и от них открещивался (первое, что я подумал 19-го, увидев танки – «это какая-то горбачевская провокация»).

Ключевым моментом распада был, конечно, не ГКЧП, пытавшийся помешать заключению «Нового союзного договора», а сам этот договор, условия которого не оставляли места для сохранения государственного единства: с таким объемом полномочий центра (это даже не «конфедерация») существование государства невозможно. Собственно, главным рычагом дезинтеграции и стала идея о «необходимости» НСД. (Вот с какой бы стати вдруг такая «необходимость»? Причем дело было подано так, что «старого» уже как бы не существовало, и те, кто не подпишут новый, автоматически оказываются вне Союза).

Основой же такой идеи (и, соответственно, самой дезинтеграции) стало положение о «первичности республик», которые, якобы и «создали Союз». Это, между прочим, очень важное положение, несмотря на абсолютное несоответствие историческим реалиям (это «республики» были созданы в Москве для реализации «ленинской национальной политики»), имеющее принципиальное и универсальное значение и дальнейшие перспективы.

Едва ли многие сейчас помнят, что и РФ (основанная на принципах той же политики, что и СССР и после его конца продолжающая его традиции), тоже вдруг в начале 1992 г. обнаружила себя созданной не как нибудь, а «субъектами федерации», которые заключили «Федеративный договор», «добровольно передав часть своих полномочий центру», и с которыми последний должен вести переговоры «о разграничении полномочий». Последние лет 15 это как-то не принято было акцентировать, но устройство-то осталось прежним, и при желании ничего не стоит сместить акцент на «первичность субъектов».

Не столь важно, что в РФ нет «права выхода»: оно и в СССР только в общем виде декларировалось, а когда в «перестройку» были приняты юридические положения о порядке такого выхода, на них просто наплевали, и все «республики» вышли из СССР не «законно», а просто на основании собственных деклараций. Что было воспринято подготовленным идеей их «первичности» «общественным мнением» абсолютно нормально.
Преобладающая идейно-политическая установка при соответствующем ("федеративном") национально-территориальном устройстве и наличии самих «субъектов» всегда бесконечно важнее каких-то юридических формальностей. Нет никаких сомнений, что при проявлении в РФ установки на дезинтеграцию, таковая будет осуществлена по той же универсальной схеме, что и тридцатью годами ранее.

"Большая сделка"

После встречи П. с Б. разные (а тем более склонные к конспирологии) люди у нас принялись говорить о т.н. "Большой сделке", хотя и понимают ее по разному. Национал-большевистские идиоты трактуют БС как обман наивных российских политиков коварным "Западом", уподобив ее февралю 1917 и горбачевщине (а вот "Молотов-Риббентроп" и Ялта-45 – это не БС, это то, что надо). Патриоты-путинисты, напротив, воспринимают ее с энтузиазмом как торжество путинского "возрождения", заставившего супостата на эту самую БС пойти (а ненавистники П. по тому же поводу посыпают голову пеплом, сокрушаясь о наивности Б.).

Но о чем, собственно, речь? Б. в условиях фактически достроенного СП и желая поправить испорченные при Трампе отношения с Германией, перестал препятствовать проекту. Все остальное – далеко идущие, но безосновательные домыслы. Нет никакой "Большой сделки", да и быть ее не может. Такие сделки происходят в условиях, когда стороны, во-первых, имеют реальные возможности произвести какие-то действия и мерятся этими возможностями друг с другом, во-вторых, формулируют совершенно конкретные намерения ("тебе – то, мне – это"). Все известные соглашения о "разделе сфер влияния" так и происходили.

В данном же случае подобные условия отсутствуют. Слишком уж неопределенны взаимные требования, мелки и ничтожны возможные цели. Б. нечего предложить П., и он ничего не может с ним сделать. А П. ничего особо и не хочет (разве чтобы в покое оставили). С одной стороны – импотенция, с другой – фригидность.

Предполагается, что Б. дал достроить СП, рассчитывая на лояльность П. в противостоянии с Китаем. Но СП, имея единственной политической задачей исключение Украины из транзита, теперь, после соглашения оставить таковой до 2024 г., потерял смысл, а даже выполнить Минские соглашения Б. ее не заставит. В чем могла бы заключаться лояльность П. в китайском вопросе – вообще непредставимо. Так как никто никому не может сделать ни очень хорошо, ни сильно плохо – нет и предмета для "большого" соглашения.

Вот если бы вдруг Б. всерьез начал войну с Китаем (такая теоретически возможна, но лишь "конвенциональным" оружием), тогда П. и без всякой сделки взял бы себе всё, что захочет. Теоретически можно было присоединить все отпавшие в 1991 западные территории и Северный Казахстан, а Закавказье и Среднюю Азию перевести на положении доминионов, какими некогда были Хива-Бухара, но что-то подсказывает, что П. даже в этом случае хочет не так много, а ограничится "экономической интеграцией" и насаждением на сопредельных территориях лояльных правителей (хорошо, если не таких, как януковичи, лукашенки и назарбаевы). Поскольку же Б. никакой войны, конечно, не начнет, то и говорить не о чем. Так что перспективы отношений не менее скучные, чем они последние десятилетия и были.

Похвальная инициатива

Порадовал тунисский президент, неделю назад, похоже, решившийся поступить в том же духе, что египетский Ас-Сиси 8 лет назад: избавиться от господствующей в стране исламистской заразы. Именно с Туниса, кстати, 10 лет началась пресловутая "арабская весна", почему и особенно приятно, что тут она и завершается. Во всяком случае, опираясь на армию, деятельность исламистского парламента он приостановил, премьера и ключевых министров уволил, а неприкосновенность с депутатов снял (в преддверии возбуждения коррупционных дел).

Сценарий, кажется, примерно схож с египетским (молодежь начала громить отделения правящей партии), но К.Саиду как уже действующему президенту было легче (хотя в США и стали было морщиться по поводу "угрозы демократии"). Тунис до 2011 был едва ли не самой вестернизированной арабской страной, однако при власти исламистов стал основным источником исламских добровольцев для всех "горячих точек". Откровенно и сильно огорчился пока только Эрдоган (тунисская "Эль-Нахда" – родная сестра его собственной партии), что мне лично доставило дополнительное удовольствие.

Неуместная логика

До сих пор обсуждают путинскую «украинскую» статью, которая, кажется, изрядно напрягла и тех, кого у нас называют «либералами», и коммунистов, а в «патриотической» среде породила некоторое воодушевление. Но, думается, какие бы то ни было чувства тут совершенно не уместны. Хотя бы уже потому, что была возможность привыкнуть к тому, что даже самые «знаковые» путинские слова в таких вопросах ровно ничего не значат и ни в какие практические действия никогда не выливаются (всякие вообще действия, если и случаются, неизменно вызываются не базовыми соображениями, а обстоятельствами момента) – это всегда либо блеф, либо потребность словесно «уравновесить» ожидания разнонастроенных общностей.

В статье несколько более определенно (такого рода высказывания имели место и раньше) прозвучали две вещи: 1) осуждение большевизма, разрушившего территориальное единство страны и сделавшего русский народ объектом своих экспериментов и 2) озабоченность результатами этих действий с легким подтекстом «хорошо бы исправить». Скажи подобное какой-то другой государственный деятель (вот, кстати, за словами властей лимитрофов неизменно следовали практические действия в виде принятия законов и т.п.), логично было бы предположить, что: 1) большевизм и его деятели, если и не будут официально осуждены, то во всяком случае перестанут быть предметом почитания, и 2) политика по отношению к лимитрофам будет строится в зависимости от их отношения к наследию вот той самой «исторической общности».

Но в нашем случае такая логика неуместна. Все годы путинского правления наследие большевизма, напротив, всячески поддерживалось и
пропагандировалось, а отдельные попытки «снизу» убрать имена членов ленинской шайки хотя бы из топонимики решительно пресекались (вспомним хотя бы совсем недавний «тарусский инцидент»). Подкармливание же якобы «дружественных» лимитрофов все эти годы неизменно происходило при яростном истреблении в них самой памяти о государственном единстве, пропаганде ненависти к наследию исторической России, уничижении русской культуры и притеснении русскоязычного населения.

Потребовался 2014 год, чтобы это прекратилось в отношении Украины. Но абсолютно такая же, как украинских (до 2014 г. – и неумолимо его готовивших), политика белорусских (Лукашенко сделал для «деруссификации» гораздо больше, чем местные национал-диссиденты) и казахских властей, до сих пор не только не встречает противодействия, но усмиряются и дезавуируются те деятели, которые позволяют себе высказать по отношению к ним те же чувства, что в путинской статье. Так что видеть в этой статье изменение принципиального взгляда на проблему никак не возможно, и ни малейшего значения она не имеет.

Впрочем… помню лет 15 назад довелось услышать от некоторых весьма высокопоставленных в недавнем прошлом деятелей такие высказывания о необходимости покончить с советским наследием и восстановить, подобно, восточноевропейским странам, правопреемство от исторической России, что мне оставалось только, как говорится, «отдыхать». Только вот прониклись они этими мыслями тогда, когда стул под ними уже шатался, а высказывали их уже в отставке. Как знать, может быть, и Путин, окажись он (если вдруг) на покое или в совсем безнадежном положении, дозреет до сознания необходимости логически завершить робко озвученные в статье соображения. Когда это уже нельзя будет осуществить.

О неоднозначности перспектив

Когда приходится изредка заглядывать в "политические" порталы (Яндекс.Дзен и проч.), наиболее часто натыкаюсь на двух персон – умилительного дурачка Хазина, вот уже который год "в самом скором времени" предвещающего "левый поворот" путинского режима, и эпатажного клоуна Соловья, с не меньшим энтузиазмом чуть не ежемесячно ожидающего крах этого самого режима (то в форме ухода или смерти П., то "народной революции").

Почему так часто любят помещать и цитировать именно этих двух, несмотря на то, что их прогнозы постоянно и неизменно не сбываются – не знаю. Могу лишь предположить: потому, что они выражают наиболее распространенные чаяния. Это, так сказать, пропаганда не "на войска противника", а "на свои войска". Что требует постоянно держать единоверцев в состоянии радостного ожидания.

Разумеется, эти тенденции (к сожалению, только эти) постоянно присутствуют в реальной жизни, но сдерживаются путинской "стабильностью", которая не завтра еще кончится, так что их адепты напрасно торопятся. Но когда кончится – особенного повода для удовлетворения не предвидится.

Ну а какие перспективы могут быть у страны, в которой интересы большей части того (делового и творческого) элемента, который, по идее, должен воплощать ее конкурентоспособность, лежат вне национально-государственного интереса, а так называемые "государственники" – это просто советские дураки, пытающиеся повторить социалистические эксперименты (а другого они не умеют) под видом "госкапитализма"? Конечно, здоровое начало, связанное с индивидуальным интересом и экономической свободой, возобладает, но в нынешней ситуации для "государства" это может иметь печальные последствия.

Сохранение нынешним поколением истеблишмента почти всего советского наследия – от территориального устройства страны до анекдотически чудовищной химеры в их собственных мозгах, - не оставляет места для того, что в некоторых кругах принято называть "возрождением российской государственности".

В этих условиях ближайшей "постпутинской" власти (будь то преемник или какое-то коллективное правление) едва ли удастся сохранить управляемость, и страна не то чтобы "распадется", а "размягчится": последует новая "перестройка" – с известными последствиями (когда значительная часть регионов будут более тесно привязаны к сопредельным (и не очень) странам, чем к "центру"). Однако же это прискорбное в геополитическом плане обстоятельство в плане идейно-политическом может способствовать окончательному отказу от советского наследия, которое последние 20 лет культивировалось и поддерживалось исключительно центральной властью.

Новому поколению лет через 20 придется все начинать сначала. В худших стартовых условиях, но, хотелось бы надеяться, на более здоровой почве, очищенной от советского наследия.

Ветры из степей

Пространство "русского мира" (один из наиболее популярных при Путине пропагандистских фантомов), все больше скукоживается как на западе (стараниями Луки), так и на востоке. Недавно Лавров, оправдываясь перед одним из "братских" лимитрофов за некорректные высказывания "стремящихся завоевать популярность некоторых политиков", сказал: "И никогда, я вас заверяю, никогда подобного рода высказывания, которые подрывают имеющуюся международно-правовую базу наших отношений, не будут облечены даже в подобие реальной политики».

И в это стоило поверить. Потому что, действительно, никакие притеснения русского населения, русского языка и культуры никогда не сопровождались со стороны Москвы "даже подобием" политической реакции. Стоит напомнить, что речь идет именно о той (созданной в 1936 росчерком сталинского пера) единственной "суверении", где была после 1991 осуществлена по настоящему радикальная этническая чистка: казахскоязычное население составлявшее до того в целом лишь 39%, а в ряде регионов менее четверти, стало везде абсолютно преобладать.

В Казахстане, разумеется, и поверили (как были уверены всегда), и в последнее время там наметились новые изыски по этой части. Один из местных "лидеров общественного мнения" выступил с интересным предложением, настолько "смелым", что даже украинским самостийникам в свое время в голову не пришло. Не владеющих в должной степени казахским языком лиц он предложил заключить в концентрационный лагерь из которого выпускать по результатам сдачи языкового экзамена.

Развернулась, кстати, кампания по истреблению остатков русского наследия в топонимике. Под предлогом того, что некоторые улицы носили номерные названия, убираются любые русские названия в т.ч. самые "нейтральные" типа "Строительной", при этом переименованным улицам русские названия никогда не даются. Решено, в частности, переименовать более 100 улиц в Алма-Ате, более 40 – в Нур-Султане, 30 – в Павлодаре и т.д.

Когда семь лет назад я посетил бывшую столицу ханства, то, хотя при действующем фюрере-"ельбасы" была еще полная "стабильность", местные русские чувствовали себя не очень уверенно, ожидая именно тех времен, которые с ростом политической конкуренции в местных верхах наступают сейчас (особенно после дунганского погрома). Понятно, какая ставка будет сделана перспективным претендентом, а если за дунган и теоретически заступиться некому, то за русских – только теоретически и на уровне "озабоченности" действиями "наших дорогих союзников" (о чем местные русские хорошо знают).

"Красные линии"

Почему-то больше всего из президентского послания запомнились эти "красные линии": кому-то выгодно было испугаться (угрожает!), кому-то – вдохновиться (вот теперь-то покажет супостатам!). Хотя вообще-то говорить о каких-то линиях, не пояснив, где, собственно, таковые проходят, выглядело полной бессмыслицей. Ну как можно предостерегать от их нарушения, если не объявить, какие конкретно действия имеются в виду? Если речь идет о непосредственном нападении на территорию страны, всё и так понятно, и разговоры о каких-то линиях, "которые сами будем определять", неуместны.

Вот США в этих случаях конкретизировали: ну там, применение кем-то химоружия, производство оружейного плутония (если даже непосредственно им это не угрожало), и пусть на практике когда-то "забывали", а когда-то ограничивались чистой инсценировкой "удара", но было хотя бы понятно, что имеется в виду. Китай тоже совершенно определенно давал понять, что, например, вторжение на Тайвань последует, если тот официально провозгласит независимость.

Понятно, что речь идет об интересах за пределами "официальных" границ, но если США привычно считать сферой своих интересов весь мир, а Китай никогда не признавал существующую ситуацию, то РФ свое положение (обусловленное приверженностью советскому наследию), и вытекающую из него "постсоветскую" ситуацию полностью ПРИЗНАЕТ. И потому не имеет возможности ВСЛУХ сказать о каких-то претензиях за пределами границ РФ. Вот почему "красные линии" не могли получить конкретного выражения, и их неопределенность лишь символизирует геополитическое бессилие путинской власти.

Однако смысл в неопределенности "красных линий" все-таки есть, но для "внутреннего употребления". И состоит в том, что это позволяет стоически переносить время от времени получаемые пощечины и приемлемо объяснять "непротивленчество" своей единственной опоре – "патриотической" аудитории: "а красная линия вовсе и не тут проходила". Собьют ли турки очередной самолет, раскатают ли американцы где-нибудь"вагнеровцев", да хоть базы в Сирии разгромят – "ну не Москву же бомбили" (а вот если, то тогда уж…).

Рискуя выглядеть "путинистом", еще раз замечу, что Путин (не касаясь того, что из резвившихся за последние 100 лет на нашей территории кровавых маньяков, тупых деревенских скотов, алкоголиков и пр. это первый элементарно адекватный человек) очень неглуп (я бы сказал, для человека обстоятельств своего становления и своей среды - максимально разумен), и, исходя из своих интересов, ведет себя почти всегда совершенно правильно. Просто интересы эти совсем не того рода, как некоторые (кто с ненавистью, кто с надеждой) привыкли полагать.

Разочаровал...

Ну вот в который уже раз за то время, пока я тут высказываюсь, приходится повторять травмирующее многих суждение: НИЧЕГО НЕ БУДЕТ. И, по-видимому, придется повторять это еще какое-то время. Ну что вот так все зацикливались на путинском послании? Чего только "судьбоносного" с полной уверенностью не предрекали (в который раз!) озабоченные "политологи". И опять сели в лужу (на сей раз даже с большим, чем обычно, эффектом, т.к. послание оказалось даже слишком, я бы сказал, демонстративно "травоядным"). Потому что в нее невозможно не сесть, перенося свои "озабоченности" на того, кто вовсе ими не страдает.

По представлениям этих предсказателей, если не поступить так, как они считают необходимым, то непременно наступит некая катастрофа – всё "рухнет", "развалится", "рванет" и т.д., и надо срочно что-то делать, что-то менять.
Но зачем бы Путину что-то менять?

Делать надо что-то только в том случае, если имеются некоторые амбиции, так сказать, "агрессивные" замыслы. Тогда стоит суетиться, что-то улучшать, реформировать, готовиться превзойти супостата или конкурента. Но если таких амбиций нет или их приходится засунуть подальше – ничего делать не надо. "Отставание" тут вовсе не смертельно. Внешней угрозы все равно не существует – никто никогда не посмеет напасть даже при минимуме того, что в РФ имеется (никто ведь не осмеливается свергнуть силой даже северокорейский, даже иранский режим).

Внутренней – тем более. Да и в любом случае страна, государство никуда не денутся. На Украине всё гораздо хуже – и с жизненным уровнем, и с коррупцией, а (вопреки ежегодным с 2014 ожиданиям) ничуть она сама не "развалится" и не "распадется" (если только не РФ-ные танки на Днепре). В Зимбабве вот истребили белых фермеров, стало голодно – и что? Ничего не "рухнуло", существуют же себе и КНДР, и Венесуэла и много прочих. Никаких "народных" революций, а тем более "от плохой жизни" никогда не происходило.

Единственным стимулом перемен всегда выступали амбиции некоторой "продвинутой" части самого истеблишмента или (реже) организованной "контрэлиты". Часто это вообще чисто "поколенческая" проблема. Так было 30 лет назад, так, несомненно, будет и в будущем. Вот когда придут люди, которым захочется чего-то большего (для себя, для государства, "для истории" – всё равно), чем спокойно "досидеть" – они будут суетиться. Но среди путинского поколения таких нет, а молодые – вполне могут себе позволить подождать и дать "отцам" спокойно отсидеть свое.

Смирение с безнадежностью

Поведение РФ-ной власти вокруг предполагаемой "войны в Донбассе" кажется довольно странным. То ли это привычное недомыслие, то ли - смирение с безнадегой. Все уже обратили внимание на демонстративное "стягивание войск" к украинской границе (то сажали за упоминания о передвижениях, а тут сами демонстрируют "эшелоны"). Т.е. имеет место откровенный блеф: а вдруг в Киеве испугаются и не начнут.

Только пугать-то надо (если всерьез) совсем по-другому, и "эшелоны" двигать не к южной, а к северной границе: не в Ростовскую, а в Брянскую и Курскую области. Всякому же понятно, что единственный вариант "большой войны" (которой только и можно испугать) предполагает удар с северо-востока (где никакой обороны вообще нет), обеспечивающий выход к Киеву за пару дней, а не прогрызание издалека (с юга) украинской обороны в Донбассе, где собраны их боеспособные части.

Но мысль о чем-то таком настолько Кремлю чужда, что не рассматривается даже на уровне блефа, а нынешний реальный блеф убеждает противную сторону в прямо противоположном: о судьбе украинской государственности и ее "территориальной целостности" можно не беспокоиться. Примеров недомыслия путинской власти мы имели достаточно, но в столь откровенное верится все же с трудом. Поэтому остается предположить, что имеет место смирение с безнадежной и крайне неприятной ситуацией.

Которая состоит в том, что в случае украинского наступления придется, понеся потери и дополнительные международные издержки, купировать прорывы - нынешняя дислокация российских частей только это означает и позволяет. И то - если вводить их сразу с началом боев (в противном случае какие-то куски территории могут быть потеряны). Понести реальные и имиджевые потери не ради улучшения ситуации и приобретения каких-то выгод, а лишь только для того, чтобы восстановить "статус кво" – что может быть хуже и досаднее?

Но другой ситуации теперь нет (раньше надо было думать, хотя, впрочем, она обусловлена самим существом путинской власти), и остается только смириться и терпеть, надеясь только на то, что все-таки "не начнут". Для украинской стороны такой исход тоже "не фонтан", но некоторый смысл имеет: все-таки демонстрация решимости и боевого духа (а если с добавлением нескольких кусочков территории – совсем хорошо) может понравиться (в РФ-то среди соответствующим образом настроенной публики такой исход – без "коридора в Крым" или хотя бы достижения границ Донецкой и Луганской областей Путину популярности не прибавит). Так что если пресловутая "война" не начнется, то не потому, что укров испугали, а потому что им "не разрешили".

Неоправданное беспокойство

С некоторым недоумением наблюдаю над озабоченностью властей по поводу осенних выборов (получит ЕР больше половины, или достаточно 45% и т.д. – денег ли раздать, побольше "коррупционеров" ли посадить…). Вот что значит, когда дурная (озабоченная красивой картинкой) голова рукам покоя не дает. Ведь никакие самые "честные" выборы ни в малейшей степени системе не угрожают, но вот "картинку" жуть так хочется получше. Стоит оно того?

В условиях "массового общества", когда принято эти самые голосования проводить, истеблишмент основывает свою власть на том, что от их результатов ничего в плане сохранения данной системы не меняется. В западном варианте это основано на чередовании неантагонистических ("чуть левой-чуть правой") партий при маргинализации, идеологическом гноблении и недопущении к власти любых других – хоть сколько-то угрожающих истеблишменту "несистемных".

Пока это так, там и возможны "честные выборы", а вот если вдруг разногласия приобретают если даже не антагонистический, но слишком заметный характер, "честностью" (как недавно наблюдалось в США) приходится жертвовать. В иных системах голосования либо формальны (при однопартийной системе) или результаты откровенно подтасовываются.

В нынешней РФ абсолютно все допущенные (и даже мелкие просто разрешенные) партии являются системными: стоят на общей советской платформе, их деятели социологически мало отличимы и вместе взятые и составляют истеблишмент. Будет ли соотношение между ними 60-15-15-10 или 50-25-20-5 или 30-30-30-10 – совершенно неважно и, в общем-то (по здравому рассуждению) не должно служить предметом беспокойства. В "фальсификациях" нет даже малейшего смысла.

Более того, никакой проблемы не составил бы и допуск к выборам несистемных – "настоящих": националистических, религиозных, либеральных, "правых", патриотических и др. партий (у нас их, в отличие от Европы, не то что травят всей мощью СМИ, а элементарно "не разрешают"). Все такие при самых честных выборах получили бы вместе взятые от силы 20% (да хоть бы и 30), и система с ее истеблишментом осталась бы неколебимой.

Нет, ну как же – в "парламенте" появятся "экстремисты" и с трибуны будут говорить ТАКОЕ, что "системным" ушам слышать ну совершенно невозможно… Или даже – как это партия Путина будет иметь лишь не сильно больше, чем партия Зюганова или Жириновского? И вот из-за такой-то ерунды – несколько более приятной "картинки" - собираются раздавать подачки, кого-то сажать, изображать чуть ли не некий "поворот"… Да проще не париться, а картинку-то "нарисовать". Ведь объяви ЕР себе хоть 25% – все равно после будут демонстрации: "Подтасовка - а на самом деле 10!". Ну что же, хоть развлечение озабоченные "правильностью" дурачки доставят.