Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

О некоторых перспективах профессиональной деятельности

Скоро должен (с моим участием) выйти небольшим тиражом краткий словарь офицеров русской пехоты (состав всех гвардейских, гренадерских, пехотных и стрелковых полков на конец 1913 - начало 1914: даты рождения, происхождение, образование, вероисповедание, участие в пред.войнах, ну и предельно кратко – судьба). Поскольку эти 25 тыс. чел. – больше половины всех офицеров того времени, в ходе работы появилась возможность прикинуть, сведениями о какой части этого контингента к настоящему времени можно располагать. (В перспективе была у меня задумка когда-нибудь издать в табличной форме справочник жанра «люди и судьбы» на всех вообще кадровых офицеров кануна ПМВ: имя, год производства в офицеры, источник 1913-14 гг., судьба – в один том большого формата они поместятся.)

Оказалось – не так уж и плохо: 60 с чем-то процентов, почти 2/3. Это при том, что остаются недоступны 80% сведений о расстрелянных (не «реабилитированных»), у меня не было списков офицеров польской и прибалтийских армий и я еще не просматривал систематически огромный объем «мемориальской» базы областных «книг памяти» (весьма непроизводительный труд: они на 90% посвящены 37-38 гг., и на одного «моего» персонажа приходится просмотреть сотни две имен, причем то, что это бывший офицер практически никогда не указывается, и по распространенным фамилиям гадать проблематично).

Специфика армейской пехоты, правда, в том, что, с одной стороны, тут информации больше за счет погибших в ПМВ (которые известны очень хорошо), а с другой – относительно меньше сведений о других, поскольку тут (в отличие от иных родов войск), полковых и «профессиональных» объединений в эмиграции, которые собирали сведения о сослуживцах, практически не было.

Значительная часть последних сведений об офицерах относится к 1918-22 гг., но она в большинстве случаев вполне «говорящая» - позволяющая судить о дальнейшем. Например, непосредственной информации о погибших в белых армиях очень мало, но эвакуированные, умершие в эмиграции и пленные (состоявшие в СССР как «б/б» на «особом учете») охвачены с очень большой полнотой, и если некто, обнаружившийся в списках белых формирований, не встречается потом ни в одной из названных категорий, то на 80-90% он погиб до 1920 г. Или мобилизованный в РККА, который встречается не только на 1918-19, но и на 1922-1923 (т.е. не бежал к белым и не расстрелян по подозрению в каком-нибудь заговоре) в большинстве случаев был репрессирован в 1930-1931 и, если только посажен тогда, то дострелен в конце 30-х, когда такую публику «зачищали» в первую очередь. Старшие офицеры и генералы, известные по гетманской армии на конец 1918, и не «всплывшие» потом ни во ВСЮР, ни в РККА, ни в УНР, практически все были расстреляны большевиками (которым они были оставлены «в подарок» петлюровцами в Лукьяновской тюрьме) при занятии Киева в начале 1919 г. И так далее.

То есть в общем я остался доволен, потому что «недостающие» 25-30% в дальнейшем могут «найтись» (на польско-прибалтийские контакты в принципе можно выйти; может, со временем удастся добраться и до фондов репрессивных органов 1918-1922). Конечно, судьбы порядка 5% не могут быть установлены (выброшенные из вагонов при стихийной «демобилизации» фронта в конце 1917- начале 1918, убитые без выяснения имен зимой-весной 1918 на ж.д. станциях на границах Донской области местными комендантами или «сознательными пролетариями», истребленные махновцами и т.п.), но в целом задача выяснения судеб даже всего «подопечного» контингента (более 300 тыс. чел.) выглядит вовсе не столь безумной.

«Очень вырос в целом мире гриппо-вирус. Три-четыре. Ширится, растет заболевание…»

Все-таки не покидает ощущение, что нагнетаемая в связи с этим вирусом паника сродни навязыванию какой-то «моды». Как будто какие-то люди, «имеющие вес», пудрят мозги, заставляя принимать некоторую неадекватную реальности точку зрения. Но вот типа как положено почитать «современное искусство» (в виде инсталляции какого-то дерьма): хотя нормальным людям это совсем не симпатично, но «не понимать» как бы уже и стыдно. Или с какого-то времени стало считаться, что женщины должны быть длинные и тощие, и хотя зависящие от реального спроса эротические издания продолжали употреблять модели вполне нормальной комплекции, масса девушек принялась морить себя голодом.

Так и тут, можно подумать, что вирус этот чуть ли не основная причина смертности, хотя в структуре таковой он занимает практически незаметное место, и на уровне общей смертности даже в той же Италии вообще никак не сказывается (не говоря о том, что средний возраст умерших от него во всех странах лишь на 1 год отличается от среднего возраста «дожития»).

Если уж принимать столь дорогостоящие, ограничивающие личную свободу и задевающие самолюбие меры, то почему бы не против реально основных причин смертности? Я бы вот предпочел, чтобы меня если и штрафовали за какие-то прогрешения против собственного здоровья, то, например, за непрохождение ежеквартального обследования на предмет состояния сердечно-сосудистой системы или несдачу регулярных анализов на рак.

Вероятность помереть от инсульта-инфаркта или рака ведь на пару порядков выше, чем от «модного» вируса, но сам бы я поленился, а если б «заставили» - был бы только признателен. Не говоря о том, что людям, обнаруживающим готовность угробить экономику ради «спасения человеческих жизней», следовало бы лучше направить средства и усилия на усмирение гопников, пьяных водителей и т.п. публики, отнимающих ежегодно этих жизней куда как больше.

Я, собственно, на улицу особо и не рвусь, мне лично эта «самоизоляция» только на пользу: дает больше возможностей для работы. Но ощущение идиотизма не оставляет.

Поветрие

С интересом наблюдаю за короновирусной паникой, особенно на Западе, все более уподобляющемуся Совку. Как немного на самом деле надо, чтобы дойти до этакого идиотизма… Представил, что было бы в действительно серьезном случае (ну хотя бы с летальностью 10-15%). У нас в районе в «Пятерках» и «Магнитах» крупы и соль действительно смели (но, однако, в небольших армяно-азербайджанских магазинчиках всё лежит в избытке). Забавно. Помню, как в 1968 при известии о вводе войск в Чехословакию народ попер в магазины за мылом и спичками...

Сегодня выезжал в город. Народу поменьше, но в масках – 2-3%. Ну, как верующих, только в вирус верует в основном другая публика – почти исключительно молодежь, причем 75% - женского пола. Поведение властей (которым из соображений международного престижа хочется иметь по возможности не 80, а 8 тыс. больных) со всеми этими утеснениями вполне оправдано (и, закрыв раньше всех границы, они, кажется, в этом и преуспели), но страхи конкретных людей таковыми признать не могу.

Я-то лично этого вируса совсем не боюсь: как-никак привык работать с массовым материалом, и для меня процентное соотношение – не пустой звук. Пусть в Москве даже не 400, а 40 000 зараженных – что это на 12-то млн. В городе за день лицом к лицу вблизи сталкиваешься от силы с сотней. Вероятность заболеть для каждого конкретного индивида столь ничтожна, что ею можно спокойно пренебречь. Но даже если и заболеть, то чтобы угораздило попасть в те самые 3% - ну это должна быть сама Судьба, против которой все равно не попрешь, и которую я готов принять.

О "поправках"

Несколько дней назад видел опубликованный текст конституционных поправок. Много смеялся. Это ж надо было превратить изначально вполне логичную и рациональную (как к ней ни относись) затею, для которой вполне достаточно было обычного думского голосования, в какое-то шутовское действо «всенародного обсуждения», породившее безграмотный манифест «за все хорошее» в традициях совкового агитпропа… Взялись капиталистов из себя изображать, а красной задницы прикрыть духу не хватило.

Составленный по «пожеланиям трудящихся» (да так, чтобы удовлетворить всех, но никого - полностью) текст вышел такой, что главный «пояснитель» вообще ничего объяснить не мог (песковские ответы журналюгам – отдельное удовольствие). «Немножко Бога» протащили лишь в какой-то 60-й с чем-то главе, с русским народом - еще курьезнее: его-таки помянули, но косвенно – лишь в связи с его языком, на котором приходится вот разговаривать. Защита «исторической правды», «народных подвигов» и т.д. – вообще за пределом.

Но самое занятное – что П. вдруг определенно заявил, что главой Госсовета не станет – и именно чтобы не создавать «двоевластия». Тут же выяснилось, что и «национализация элиты» тоже не состоится (поправку о зарубежных активах решили исключить). Ну и вся ожидавшаяся схема (для одних ужасная, для других желанная) вроде как дезавуируется. Но тогда, как говорится, «что это было?» и - зачем? Вот за что люблю главного затейника – умеет он интригу создать, заставить ожидать какого-то такого сюрприза, что жить хочется ради одного того, чтобы узнать – какого (а ну как помереть собрался, а ну как преемником – Навального, а ну как…).

Дефицитное свойство

Недавно имел место некоторый скандал, связанный с обнаружением раннего поста новоназначенного министра культуры, в котором она высказывала свое «неполиткорректное» отношение к тому, что «полагается любить». Поднялся ханжеский вой – ах-ах, какой ужас: она сама признается в своей «некультурности»… А мне понравилось. Не по всем пунктам могу солидаризироваться, но кто вот из этих суконных рыл, которые там «на начальстве» и которые заведомо менее «культурны», позволил бы себе публично признаться, что засыпают на «классике» (хотя, разумеется, засыпают)?

Положим даже, что наполовину это сознательный эпатаж (она вышла из семьи, по условиям Совка максимально «культурной», и уже по одному этому не хуже своих критиков). Может она (совсем ее не знаю), конечно, дура или сволочь какая, но в раскрепощенности сознания ей отказать нельзя. А это свойство (а тем более среди всякого «начальства») в крайнем дефиците. Не знаю даже, кого меньше: людей, обладающих глубокими знаниями или тех, кто способен мыслить вне стереотипов.

Это качество само по себе этически нейтральное, но в смысле дееспособности – первостепенное. Большинство успешных в условиях свободной конкуренции людей (и бандитов, и ученых, и предпринимателей) им в какой-то мере обладает. Им обычно обладают революционеры, но могут и – охранители (и тогда они успешны, а вот большинство последних обычно нет, почему и проигрывают).

Но в советско-путинских условиях, где подобное свойство не поощряется, и всё вытоптано, это относительная редкость (хотя сам П. при всей свихнутости на отдельных моментах им в некоторой мере обладает – а иначе не мог бы преуспеть). Властные структуры РФ до сих пор забиты унылыми советскими дураками моего поколения (от дураков вреда всегда гораздо больше, чем от злодеев). И немногие умные и самостоятельно мыслящие люди, которые там имеются (знаю некоторых) никогда не позволят себя обнаружить. Поэтому всякое проявление этого свойства даже при отсутствии у индивида иных достойных качеств вполне симпатично.

(no subject)

Недавно только обмолвился относительно соотношения «знать - мыслить», а тут, оказывается, популярному златоусту предоставили возможность демонстрировать свою сущность в Совете Федерации. Думаю, с идеей величия мысли и ничтожества знания он должен был найти там благодарную аудиторию (между нашим истеблишментом и народом нет культурной разницы: что называется «плоть от плоти»). Но с призывом учить «не знанию а мышлению» он ломится в открытую дверь. «Мыслят»-то у нас все поголовно (даже кому совсем не обязательно). Это знающих мало.

Вся штука в том, что те, кто «не знает», мыслят НЕАДЕКВАТНО. И если случается, что и знающие могут мыслить неправильно (ну бывает: память у человека отличная, а глупый он или находится в плену какой-нибудь бредовой идеи, от несоответствия которой фактам «тем хуже для фактов»), то уж непросвещенные (да элементарно «невнимательные») не могут адекватно мыслить в принципе. Ну не существует таких умов, которые могли бы обойтись без реального знания, содержащегося в их собственной голове, а не где-то вне ее (не верю я ни в каких «ясновидящих»).

Знания ведь в сущности есть результат «коленопреклоненного созерцания действительности». Казалось бы, даже простая наблюдательность уже могла бы помочь «мыслить». Но… одни и те же люди из месяца в месяц прогнозируют по ничтожным поводам какие-то «большие потрясения», ничуть не смущаясь тем, что их ожидания постоянно не оправдываются. Вроде бы даже собаки научаются отличать кнопку, выдающую пищу, от бьющей током. Вот только что события породили волну бредовых ожиданий (лента «Яндекс.Дзена» дает широчайший охват народных суждений), в которой 3-4 разумных голоса на сотню были практически незаметны (и даже после того, как иранский «удар» оказался столь же «платоническим» как в свое время американский по Сирии, число трезвых суждений выросло не более, чем до 15-20%).

Разумеется, никто не способен предвидеть события во всех деталях или с идеальной временной точностью. Но если знать и помнить, как то или иное лицо (институт, сообщество) вели себя в 10 подобных случаях, вполне возможно предположить, как поведет и в очередной раз. А если знать про 100 случаев, прогноз будет на порядок увереннее и т.д. «Знающий» может ошибиться, допустим, в одном случае из 10, но просто «мыслящий» - в девяти. Есть разница? По мне - так и между экспертами, ошибающимися в 3-4 и в 6-7 случаях из 10 разница уже огромная: первых стоит слушать, вторых - нет. А разница-то между ними именно в том, что у одних «знания» в голове, а у других – «в Интернете».

Повинуясь воле народа

Часто встречаю мнения, что ЖЖ умирает. Мне он тоже нравится гораздо меньше (но не идти же в ФБ, где какая-то сволочь вправе удалить «неправильный» текст и даже наказать отлучением от счастья). Лет 15-20 назад (при необходимой доле разного рода помешанных, «троллей» и т.п.) ЖЖ все-таки был площадкой, где общались хотя бы относительно интеллигентные люди (казалось даже - до половины их было). Но потом в ЖЖ пришел «народ», и такие люди утонули в море скотов и идиотов (до сих пор дивлюсь масштабам и глубине бреда, льющегося в постах и комментариях). Так что ЖЖ стал мало отличаться от «улицы».

С этим, кстати, связано и распространение поголовной неграмотности: народу стало доступно как печатное, так и электронное слово, и он активно себя в этой сфере утверждает. Можно вполне снисходительно отнестись к тому, что люди забывают закрывать причастный оборот, ставят лишние запятые или делают ошибку в малознакомых словах и т.д., но пишущий, скажем, «плоцкие страсти», не отождествляя таковые со словом «плоть», вызывает уже несколько более сложные чувства.

Совершенно не обязательно помнить определения и свойства местоимений, частиц и предлогов, но не сознавать, что то или иное написание меняет смысл… Сейчас вот, например, не видят разницы между «то же» и «тоже» («так же» и «также»), в употреблении «не» и «ни» (а равно слитным/раздельным их написанием в разных случаях) и т.д. Это стало чуть не всеобщим явлением не только в блогах, но в электронных и даже печатных СМИ (кажется, до книг еще не дошло). Видимо, люди мало читают «нормальных» текстов, а в основном – тексты себе подобных и пребывают в убеждении, что они всё пишут правильно.

Есть мнение, что грамотность – «личное дело человека». Пожалуй, что так… Но ведь основы грамотности – не Бог весть какая премудрость, и если человек ухитряется не освоить нормы правописания на родном языке хотя бы «на четверку», возникает обоснованное сомнение в его способности усвоить надлежащим образом более сложные вещи. Когда у «военного эксперта» читаешь что-нибудь типа «Трамп нанес удар, что бы (чел. имел в виду «с целью») показать…», уровень «экспертизы» как-то заранее себе представляешь.

В начале 90-х мне довелось быть проректором одного художественного вуза. По результатам вступительного сочинения зав.кафедрой языка и литературы мне и говорит: «Ну что, за ошибки снижать не будем?». Посмотрев сочинения (на два листа А4 в среднем по 15 ошибок), я по неопытности содрогнулся и настоял, что лучше снизить проходной балл, чем ставить 4-5 за такие тексты. Наверное, напрасно.
Как известно, «творцом языка является народ», и верность идеалам демократии обязывает нас подчиниться народной воле, вполне выражаемой как в практике народного правописания, так и в народном же словоупотреблении.

Вовне и внутри

Почему-то многими считается, что Путин чрезвычайно преуспел во внешней политике, но постоянно терпит провалы в политике внутренней. Ну, если одновременно начитаться западных авторов о «великом и ужасном» и отечественных диссидентов о ежегодно грядущем «крахе режима», такое впечатление может создаться. По-моему, так всё обстоит ровно противоположным образом. Collapse )

(no subject)

Новый год встречаю, как всегда, с оптимизмом. Ведь что бы ни случилось – будет только лучше. Просто потому, что с тех пор, как сто лет назад случилось предельно плохо, все время становилось только лучше и никогда - хуже. Пусть не совсем равномерно, с какими-то своеобразными пакостями, но, по большому счету, - всегда лучше. Уже потому, что – все дальше от рукотворного безумия и ближе к естественному бытию.

(no subject)

Всегда находил довольно занятным, что разного рода борцы с режимом склонны представлять дело таким образом, что имеет место противостояние «власти» и «народа». Не потому только, что это понятия не одного порядка («власть» вполне конкретна и субъектна, а такого субъекта как «народ» не существует), а потому, что если кто и противостоит друг другу – то это на самом деле всегда разные части населения (если угодно, того самого «народа»).

В РФ в общественно-политическом пространстве реально представлены, по большому счету, только две позиции: условно «сталинисты» (весь спектр коммунячьей и советофильской левоты, с некоторой приправой красного «православного монархизма», сводящейся к «особенной гордости» и ненависти к любым формам проявления человеческого естества) и «либерасты» (всё то, что использует «либерально-демократическую» фразеологию и по видимости привержено нормальной экономической модели, но занимает абсолютно антинациональные и антигосударственные позиции).

Обе они обязаны своим сложением специфической истории нашей страны последнего столетия и равно противоестественны для любой нормальной государственности, но для такой, какой в силу исторических условий является государственность РФ, вполне органичны. Но не менее органичным для нее является Путинский режим, ненависть к которому с обеих сторон достигает в последнее время невиданного накала. Объективно он не является главным врагом ни тех, ни других, а выглядит их помесью.
Демонстрируя, с одной стороны, приверженность «рыночной экономике» и предоставляя править ею команде «либерастов», а с другой – не только не отказываясь от идейно-политического преемства с советско-коммунистическим режимом, но и всячески потрафляя «сталинистам», он как бы посредничает между ними, не давая им «закопать» друг друга. Ведь по-настоящему-то смертельными врагами и антагонистами являются именно обе части оппозиции.

Вот что случится, если завтра «режим» (который ничего «своего» за собой не имеет) вдруг исчезнет? Ну, помрет внезапно «великий и ужасный»? Олицетворяющие «режим» несколько десятков или сотен ненавистных лиц попросту сбегут, а вот его ненавистники вцепятся друг другу в глотку. Поскольку же от того произойдет некоторое «безобразие», которое интересам более широкого круга структур и лиц (идеологически не сильно озабоченного) будет противоречить, вскоре возникнет какой-то сходный «режим». Потому что в конкретных условиях РФ такой объективно необходим и абсолютно адекватен состоянию общественного сознания. До тех пор, пока властителями дум и потенциальными носителями власти будут люди нынешнего поколения. Вот когда ими будут нынешние 20-летние – все изменится.