Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

(no subject)

Послезавтра philtrius будет выступать на стриме по вопросам образования (с Д.Бастраковым). Коль скоро он счел нужным это прорекламировать (https://philtrius.livejournal.com/1444963.html), поддержу его тоже. Это будет здесь: https://www.youtube.com/watch?v=kXIBfHg12XI». Кстати, книжку мою (русский вариант вышедшей на английском) Бастраков все-таки собирается несколько позже издать, хотя с компанией, которая собиралась ее иллюстрировать множеством карт, диаграмм и прочего (мне всегда казалось – избыточно для моего скромного текста) он, как слышал, поссорился.

(no subject)

Часто спрашивают, почему я не выкладываю свою (информация о которой есть на сайте) «общую» базу (это реестр всех лиц, служивших в офицерских и классных гражданских чинах в РИ с рубежа XVIII в. по 1917, который делается в Экселе), и когда я это сделаю. Предполагая, что интересующиеся этим читают и ЖЖ, объясню. Во-первых, она для посторонних лиц практически не читаема, т.к. всё (кроме фамилий, которые должны идти в алф. порядке): имена-отчества, чины, учебные заведения, источники и пр. обозначено 1-3 символами (пришлось употребить порядка 1,5 тыс. разл. сокращений) – просто потому, что при огромном объеме загружаемой информации приходилось экономить каждый клик.

Во-вторых, она еще далека от завершения. Сейчас там более 2 млн. записей и предстоит загрузить еще около 1 млн. из разных источников (в т.ч. ок. 400 тыс. из Высоч. приказов, ок. 150 тыс. из списков в приложениях к полковым историям и примерно 200 тыс. из разл. генеалогических источников). При этом порядка трети или 40% записей будет относится к одним и тем же лицам, и потом предстоит заниматься отождествлениями, сводя такие записи в одну. «На выходе» предполагается иметь 1,5-1,7 млн. лиц (что должно составить не менее 95% всех, подлежащих учету).

К сожалению (за исключением неск. тысяч самых известных лиц), для того, чтобы заполнить хотя бы наполовину строку из десятка клеточек с самыми основными сведениями (ФИО/г.р./год начала службы/год производства в первый офиц. или классный чин/обстоятельства пр-ва и образование/последний чин/год его присвоения/год отставки/чин по отставке/год смерти) приходится загружать сведения из самых разных источников. Достаточно сказать, что в ВП, фиксирующих «приход и расход» абсолютно всех офицеров, они упоминаются только с фамилией, без имен и отчеств.

К основным группам источников относятся официальные списки по старшинству чинам (от 8-го класса и выше), ВП, списки выпускников учебных заведений, списки офицеров, служивших в тех или иных полках за историю их существования (в источниках двух посл. типов обычно есть имена и даже отчества), адрес-календари, министерские справочники, некрополи и поколенные росписи. Некоторые из них обработаны почти полностью, некоторые – лишь наполовину. Но на это нужно время, тем более, что это далеко не единственное мое занятие. Так что, если проживу еще сколько-то лет, то доведу до той степени полноты, когда можно будет всё автоматически расшифровать и выложить: думаю, года 3-4 еще уйдет на загрузку (в выделенный на это день в среднем делается до 1 тыс. записей) и столько же на отождествление.

По той же причине не стоит меня особо упрекать, что в выложенной на сайте «белой» базе часто не хватает «дореволюционных» сведений. Она составлялась по совершенно иным (на 95% архивным) источникам 1918-20-х гг. и содержит преимущественно те данные, которые известны по ним. И хотя из примерно 350 тыс. упоминаемых там лиц около 200 тыс. проходят и по «общей» базе, но сверка (с подстановкой в «белую» исходных данных до 1917, а в «общую» - сведений о судьбе) заняла бы (если ни чем более не заниматься) не менее года. Разумеется, со временем (в ходе подготовки «общей» базы) это будет сделано.

Токсичная должность

Новые назначения вызвали очередную волну рассуждений о «развале образования» (похоже, ответственность за эту сферу для назначаемого столь же «токсична», как в СССР - сельского хозяйства). Не так, понимаешь ли, реформировали, а надо… Да пусть бы весь Минобр со своими программами, ФГОСами и этой самой «образовательной системой» провалился бы к чертям – ну что бы за трагедия случилась? Стало бы только лучше. Государство все равно какой-то минимум для своих нужд обучало бы (и, поскольку, скорее, минимум – то более высокого качества). Корпорации все равно готовили бы для себя кадры – и так, как это им действительно нужно. Научные учреждения – по-другому и тоже, как надо именно для науки. Для тех немногих, кому «просто для себя интересно», всегда нашлись бы те, кто им бы это обеспечил.

По-настоящему образованных людей все равно ведь было бы не больше, чем их может быть (по биологическим возможностям такое образование усвоить), а формально-образованных было бы лишь примерно столько, сколько действительно необходимо (а не нынешние толпы невежественных «образованцев», не нужных ни бизнесу, ни государству, ни самим себе).

(no subject)

В пятницу довелось выступать с лекцией по истории российских элит в ВШЭ (по приглашению местного студенческого общества). Был крайне удивлен интересом к теме (когда спрашивали, какую заказать аудиторию, я сказал – человек на 50; они заказали на 300 и вынуждены были прекратить регистрацию за исчерпанием мест). Публика выглядит очень симпатично. Будучи скверным оратором, я стараюсь избегать публичных лекций, но все-таки за последние 5 лет где-то раз в год приходилось выступать перед молодежной аудиторией, и каждый раз она внушала оптимизм. Как все-таки много значит – вырасти совершенно вне советского маразма…
В ВШЭ я никогда ранее не был, и здание на Покровском бульваре произвело впечатление и снаружи, и внутри (оно, кажется, не главное). Не могу представить, сколько средств туда было вложено. Да, кстати, этим летом случайно обнаружил, что «Лицей ВШЭ» находится в здании моей бывшей 404-й школы на Солянке, где я проучился все 10 лет (посетив родные места, обратил внимание, что больно уж специфическое «ботаническое» юношество вокруг родного здания бродит – ну и полюбопытствовал).

(no subject)

Низкое качество нынешнего высшего образования стало, вроде бы, общеизвестным фактом (не только в РФ но повсеместно, прежде всего в США, а тут вот стали писать что и в Германии и т.д.). Об этом принято повсеместно сокрушаться, хотя удивляться совершенно нечему: степень «охвата» им населения всегда неизбежно обратна пропорциональна качеству. Но имеет ли массовое в/о существенное значение? И в ХХ в., и сейчас имеется много примеров, когда при самом экзотическом его качестве государство вполне успешно функционировало, и ничего «такого» с ним не случалось.

Вот в СССР в 20-30-х его вообще получали, часто не имея даже среднего, «бригадным методом» и т.д. Азиатские же последователи на соответствующей стадии становления режима учителей еще и переплюнули. В том же Китае за 1958 г. число вузов выросло с 227 до 1400 (эталоном стал «Ун-т коммунистического труда» в Цзянси, лишь 0,5% студентов коего имело полное среднее, а 60% - менее 6 классов), в КНДР за 1960 – с 22 до 92 (до 70% заочников, а термин «вечерники» отменили, т.к. студенты «дневного» тоже работали большую часть учебного времени, но зато в Англии 1 студент приходился на 525 жителей а тут на 170). В Китае более-менее нормальное обучение было восстановлено только в начале 70-х, но и эти выпуски были очень плохого качества (в Шанхае в 1977 г. проверка вузовских выпусков последних лет по программе средней школы установила, что 68% «специалистов» не смогли сдать школьный экзамен по математике, 70% - по физике, 76% - по химии, некоторые вообще не могли ответить ни на один вопрос). Помнится, и у нас в середине 80-х решились проверить какие-то вузы, и там тоже не справлялись со школьной программой…

Ну и что с того? Все равно как-то все работало, скандальное качество «массового специалиста» ни на что особо не влияло. Ибо ко времени и во время «больших скачков» в СССР еще оставалось некоторое количество старых «спецов», а у азиатских товарищей – подготовленных за 50-е (когда еще относительно прилично учили и учились). И этого было совершенно достаточно. Потому что на самом деле совсем не надо иметь 30-40% населения с в/о, достаточно 5-10%, но с настоящим. Если среди «специалистов» имеется процентов 10 (а больше обычно и не бывает) реально дееспособных – можно не волноваться: они вывезут.

Поэтому беспокоиться следовало бы не о качестве «высшего образования» вообще, а о том, имеются ли или сохраняются ли в стране островки реального высшего образования в виде не подверженных профанации элитных вузов. Вот если и туда зараза проникает – дело дрянь.

Конфликт двойников

Яндекс.Дзен (не знаю, чем он там руководствовался) до сих пор кормил исключительно оппозиционными материалами (преимущественно советофильскими и коммуноидными и отчасти «либерастическими»), а пресловутых «путинских ботов» почему-то почти не было видно, а уж когда начались демонстрации – так и вовсе. А тут, смотрю, буквально дня три назад вдруг (как будто кто-то там очнулся или кому-то подзатыльник дали) появились провластные, да так массово, что чуть не половину заняли. С интересом наблюдаю окраску: часть типа «довольно нам революций», но большинство – быдловатые, и совершенно того же рода, что антипутинские левые. Анти-П: «Долой угнетающую народ власть буржуйских олигархов – агентуру мирового капитала!». Про-П: «Интеллигенты проклятые, презираете народ, хотите вернуть господство олигархов 90-х, продались мировому империализму!». Такая прелесть!

Вспомнил эпизод советской поры. Жене, имевшей несчастье одно время преподавать музыку в школе, директор-самодур, этакий монстр сталинского еще замеса, отказывался предоставить положенный отпуск на сессию. Пришлось обращаться в прокуратуру, но он не смирился и поехал ругаться в институт. Но там… наткнулся на своего двойника (ректор, звавшийся Владленом, самолично преподавал научный коммунизм). И вот жена, как раз получавшая в ректорате бумаги, имела возможность слышать из-за дверей, как эти два советских идиота, неотличимые, как горошины в стручке, и даже сходной «зюгановской» внешности, но разделенные ведомственным интересом, секли друг друга цитатами из Ленина и партийных постановлений (один орал про «приоритет интересов производства», другой – что «возможность повышать образование – величайшее достижение советской власти»).

Хулиганство

Что-то Академия наук совершенно распоясалась… Мало, что школы какие-то продвинутые взялась (к стыду прочим) открывать, так еще недавно предложила «ввести внешний экзамен для проверки качества образования в российских университетах, так как очевидна тенденция снижения уровня вузовского образования». Это уж форменная диверсия против основ «всеобуча».
Помнится, в 80-х как-то попытались провести диктант и какие-то еще проверочные работы уровня школьной программы на выпускных курсах некоторых вузов (до 80% студентов их, разумеется провалили и тоже были возмущенные статьи – типа «закрывать надо такие вузы!»).
Такой экзамен, будь он действительно проведен, означал бы подлинный «погром высшей школы» и покушение на интересы всех трех сторон образовательного процесса (государство лишится возможности гордиться самым высоким в мире «числом студентов на душу», учащиеся – легкодоступных дипломов, вузы – доходов) - как минимум три четверти студентов независимого («внешнего») экзамена, конечно, не выдержат. Потому вероятность чего-то такого нулевая. Но уровень дерзости этого академического хулиганства я оценил.

Повод для беспокойства левой общественности

Прошло недавно известие, что АН намерена открыть по стране 100 школ специально для продвинутых учеников (с отбором по продемонстрированным способностям) – с преподаванием предметов особыми людьми и по особым программам. Возможность адекватного воплощения этой затеи оценивать не буду. Любопытной мне показалась лишь реакция на нее. Мысль о подготовке какой-то особой «элиты» оказалась невыносима не только «традиционным левым», но и т.н. «лево-либеральной интеллигенции», выразившей свое неприятие устами какой-то (кажется, впрочем, известной) психологини.

Прожекту инкриминируется то, что в школах этих будто бы будут учиться в основном дети нынешнего истеблишмента (ненависть к нему общеизвестна и понятна). Но за этих-то детей можно не переживать: они и так учатся и будут учиться в лучших заведениях, какие есть в РФ, или за границей (как это практиковалось и практикуется в любом обществе). Едва ли для детей РФ-ной элиты не хватает тех хороших школ, которые уже есть, и они ринутся в те, где предполагается еще и жесткий отбор по реальным способностям (а без такого отбора проект не имеет смысла ни для учащихся, ни для организаторов). Потом, 100 школ – это много: еще каких-то «дополнительных» 50 тыс. детей у истеблишмента просто нет.

Но пусть даже нелюбимые «дети начальства» составят какой-то процент учащихся «академических» школ, да хоть половину. Но дать эксклюзивное образование хотя бы 20-30 тысячам реально талантливых «просто» детей – это хорошо или плохо? Оказывается – плохо. Почему? А надо ВСЕХ хорошо учить. Пробовали, однако… это еще более утопично, чем коммунистическое «от каждого по способностям, каждому по труду» (тут хотя бы предполагается, что способности у всех разные). ВСЕХ учить можно только очень плохо. Сколько ни раздавай дипломов, а всегда оказывается, что доля действительно «образованных» примерно одинакова (уровень условного «среднего» способны по-настоящему освоить процентов 40, условного «высшего» - не более 10-15).

То есть на самом-то деле противодействие вызывает не то, что хорошее образование будут получать «дети начальства» (они в любом случае вне досягаемости «эгалитариев»), а то, что вообще какие-то «умники» будут получать какое-то «особое» образование, недоступное для «всего народа». Ненависть к «продвинутым» - одна из базовых черт «левой идеи» во всех ее ипостасях. Все эти «affirmative action» направлены не против 1-2% высших (которые всегда свое возьмут), а против способных «средних», за счет которых и осуществляются лимитные наборы откровенно негодного контингента «низших».

В Совке-то это выглядело особенно наглядно: в наиболее престижных вузах преобладал этакий «букет» из «золотой молодежи» и «рабфаковцев» (а равно принятых по заниженному проходному баллу «стажников»). Но принцип (в виде правил приема, предусматривающих зачисление заведомо худшего по знаниям контингента помимо ЕГЭ и внеконкурсного приема для ряда групп) сохранился и сейчас, и всякое покушение на него (каковое неминуемо связано с попыткой ранжирования исключительно по знаниям), неизменно вызывает возмущение поборников «равенства неравных».

При последовательном проведении этого принципа следовало бы, пожалуй, ввести квоты для интеллектуально недостаточных и на всех других этапах – в магистратуре, аспирантуре, докторантуре, да и на выборах в АН. Впрочем, при нынешнем качестве образования на всех этапах и масштабе охвата всеми его видами они по факту и так стихийно существуют, так что формальное узаконивание квот для убогих не особенно бы и повредила тому, чему повредить уже сложно.

(no subject)

В свое время я писал о подсчетах по судьбам выпускников некоторых учебных заведений РИ после 1917, а также об оценке общих потерь образованного слоя. А неделю назад на конференции в Поленово довелось услышать от создателя музея и историка одной из известных питерских гимназий (гимназии К.Мая) весьма интересную информацию на этот счет (они там задались целью установить судьбу всех ее выпускников). Так вот оказалось, что из доживших до 1917 ее выпускников почти две трети (более 60%) либо оказались в эмиграции, либо были репрессированы. Был даже несколько удивлен: все-таки не Александровский лицей или Училище правоведения, а обычная столичная гимназия… Впрочем, они считали и репрессированных в 30-40-х, а мои "половинные" оценки относительно контингента лиц массовых интеллигентских профессий касались начала 20-х годов.

(no subject)

Не касаясь разницы между содержанием и социальным смыслом образования в РИ и СССРФ (не раз разбиравшейся philtrius’ом), замечу, что культурообразующую свою функцию образование в советский период полностью утратило. Тогда как ранее уж ее-то выполняло в полной мере. Я несколько раз проделывал такой эксперимент. Показывал коллективные фотографии чиновников какого-то ведомства, инженеров или офицеров какого-то полка конца ХIХ - начала ХХ в., происхождение которых было мне известно, и просил определить, кто из них, так сказать, «интеллигент в первом поколении» (а это 25-40% в каждом случае). Никому это не удавалось. Образование соответствующего уровня и пребывание в соответствующей среде делало «неофитов» (по манере держаться, выражению лица, взгляду и т.п.) практически неотличимыми.
А вот факт пятилетнего пребывания в советском «вузе» такого влияния на облик человека не оказывал (разница между старыми русскими и советскими лицами вообще-то впечатляюща, но для данного сюжета это не существенно). И при проведении «обратного» эксперимента - попытки определить на коллективных фотографиях советских должностных лиц или, напр., научных сотрудников происхождение (когда таковое заранее не известно, но потом можно было выяснить) людей со сколько-то «интеллигентными» лицами, процент ошибок был весьма небольшим – в пределах 15% (и то в основном за счет евреев): всякий раз оказывалось, что такие лица, как правило, помимо окончания вуза имели какую-то зацепку и в соответствующей среде (причем когда речь шла о номенклатуре, случаи ошибок стремились к нулю).