Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

Вредные надежды

В очередной истории с «Войковской» расстроила меня разве что реакция алкавшей переименования и огорчившийся общественности. Господа, ну сколько уже можно… С самого начала история эта была откровенным глумливым троллингом со стороны власти, причем, что называется, «с особым цинизмом». Ах, вам имя не нравится, так мы вам еще пересадочный узел с тем же именем добавим. Руководствоваться «мнением народа» (скажем, по итогам приватизации или какой-нибудь медицинской реформы, да и по недавним переименованиям ряда других метростанций) у нас, конечно, не принято, но вот тут, специально для вас, голосование проведем, чтобы уж носом-то в дерьмо – «народ против». Вы сами зациклились на этом третьестепенном имени советского пантеона, полагая, надо думать, его наиболее одиозным, так сказать, «слабым звеном». Так вот мы вам на примере именно этого, ДАЖЕ ТАКОГО имени доходчиво объясняем, что «тема - закрыта».

Но люди ухитрились не понять, Collapse )

О зверях и чувствах

Заметил, что по поводу шумихи, поднятой вокруг французских событий, у нас преобладает настрой «сами виноваты» - типа «не надо было дразнить зверя», «чуйства задели». Я его совершенно не разделяю, тем более, что «вина» (если о ней вообще можно говорить) представляется мне в совсем ином плане. Опасных зверей дразнить действительно не надо: их надо истреблять или держать в клетке. Что до «чувств», то таковые, будучи обычно противоположными, неизбежно уже тем самым и «взаимооскорбляемы». И коль скоро мои собственные окружающей действительностью оскорбляются ежедневно и ежечасно, я не склонен упрекать кого бы то ни было за невнимание к чувствам каких-то религиозных фанатиков, к которым сам, кроме омерзения, ничего не испытываю.

В любом случае отвечать, по моему мнению, следует адекватно: на слова -словами, на рисунки – рисунками, на пули – пулями. А с теми, кто склонен отвечать неадекватно (на слова – пулями), надо неадекватно же и поступать (напр., убивать или изолировать их превентивно). Но коль скоро этого не делается – не след возмущаться, что все идет, так, как идет. Идет-то оно в соответствии с природой вещей. Если обществу толерантность и политкорректность дороже безопасности своих членов – значит, так тому и быть. Кто виноват: власть, способствующая процветанию у себя в стране соответствующей среды, или население, голосующее за такую власть, - это пусть они между собой разбираются. Вот только «зверей» винить не надо: они лишь реализуют свою натуру.

(no subject)

Все-таки жалко мне нашего симпатичного Медведа. Фигура-то, можно сказать, трагическая – прямо арлекин из первой пугачевской песенки. Нашему-то даже похуже будет. Не только смеются, а все-то на него еще и обижаются. И все – за одни слова. Путинисты – за то, что их говорит, антипутинисты – за то, что только говорит. Разочарование понятно. Так, чтобы вот ни кусочка не дождаться…

Только на кого обижаться? Если М. – лишь «добрый следователь», то обижаться надо на П. – за неразумное жлобство. Сюжет все-таки предполагает, что чем-то надо поступиться (ну там оставить у подследственного несколько лишних зубов, дать пару дней выспаться) – смысл-то ведь в том, чтобы поверили. А так, чтобы и зубы все равно полностью потерять, и в «доброго» верить – на кого ж рассчитано? (Если игру в «следователей» раньше времени бросили – тоже не М. виноват.)
Если же за М. пытается самостоятельно играть команда – то на нее. Потому что по тем же соображениям (чтобы верили в ее дееспособность и значимость хотя бы за границей) что-то реальное ей следовало сделать, и сделать это она, располагая «большой государевой печатью», могла.

И только если сам М., вдруг вдохновившись открывшейся ему истиной (типа «свобода лучше, чем несвобода»), возымел намерение действовать сообразно ей – тогда, конечно, обижаться стоило на него (ибо даже за оставшееся время мог бы сделать массу вещей, отыграть назад которые было бы трудно, а уж гадостей супостатам-«реакционерам» – очень много). Но как раз в это никто не верит. Не верят - а на Медведа обижаются и самого его всячески хулят и обижают. За него – обидно.