Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Последняя книга Ю.Слезкина

Прочитал «Дом правительства» Ю.Слезкина, о котором много говорили. Конечно, слишком многословно (многие сотни цитат из дневников и писем сотен персонажей). Но зато очень хорошо ему удалось показать изнутри мир этого сообщества – воистину «милленаристской секты». Не то, чтобы я эту публику себе не представлял (в свое время по социальным характеристикам обсчитывал, таблички-графики строил), но во внутренний мир, быт, нравы и подробности семейных отношений не вникал. А тут этот аспект представлен нагляднейшим образом.
До какой все-таки степени вся большевистская секта была связана-переплетена родственно-брачными и личными отношениями: чуть не все друг-другу приходились двоюродно-троюродными братьями, женами, сватами, свояками, тестями, зятьями, любовницами, родными и приемными детьми, друзьями детства и т.д. и т.п. Ну и фанатизм зашкаливает, конечно. Автор там любит приводить параллели из жизни и нравов европейских религиозных сект – это действительно «один к одному».
Что еще хорошо показано – конкретно ТАКОЕ могло быть только однажды, в очень специфических условиях – и ненадолго. Два поколения – и всё, дальше безумие не пошло. Одержимость иссякла на детях. Внуки – лишь бенефициары.

Повод для беспокойства левой общественности

Прошло недавно известие, что АН намерена открыть по стране 100 школ специально для продвинутых учеников (с отбором по продемонстрированным способностям) – с преподаванием предметов особыми людьми и по особым программам. Возможность адекватного воплощения этой затеи оценивать не буду. Любопытной мне показалась лишь реакция на нее. Мысль о подготовке какой-то особой «элиты» оказалась невыносима не только «традиционным левым», но и т.н. «лево-либеральной интеллигенции», выразившей свое неприятие устами какой-то (кажется, впрочем, известной) психологини.

Прожекту инкриминируется то, что в школах этих будто бы будут учиться в основном дети нынешнего истеблишмента (ненависть к нему общеизвестна и понятна). Но за этих-то детей можно не переживать: они и так учатся и будут учиться в лучших заведениях, какие есть в РФ, или за границей (как это практиковалось и практикуется в любом обществе). Едва ли для детей РФ-ной элиты не хватает тех хороших школ, которые уже есть, и они ринутся в те, где предполагается еще и жесткий отбор по реальным способностям (а без такого отбора проект не имеет смысла ни для учащихся, ни для организаторов). Потом, 100 школ – это много: еще каких-то «дополнительных» 50 тыс. детей у истеблишмента просто нет.

Но пусть даже нелюбимые «дети начальства» составят какой-то процент учащихся «академических» школ, да хоть половину. Но дать эксклюзивное образование хотя бы 20-30 тысячам реально талантливых «просто» детей – это хорошо или плохо? Оказывается – плохо. Почему? А надо ВСЕХ хорошо учить. Пробовали, однако… это еще более утопично, чем коммунистическое «от каждого по способностям, каждому по труду» (тут хотя бы предполагается, что способности у всех разные). ВСЕХ учить можно только очень плохо. Сколько ни раздавай дипломов, а всегда оказывается, что доля действительно «образованных» примерно одинакова (уровень условного «среднего» способны по-настоящему освоить процентов 40, условного «высшего» - не более 10-15).

То есть на самом-то деле противодействие вызывает не то, что хорошее образование будут получать «дети начальства» (они в любом случае вне досягаемости «эгалитариев»), а то, что вообще какие-то «умники» будут получать какое-то «особое» образование, недоступное для «всего народа». Ненависть к «продвинутым» - одна из базовых черт «левой идеи» во всех ее ипостасях. Все эти «affirmative action» направлены не против 1-2% высших (которые всегда свое возьмут), а против способных «средних», за счет которых и осуществляются лимитные наборы откровенно негодного контингента «низших».

В Совке-то это выглядело особенно наглядно: в наиболее престижных вузах преобладал этакий «букет» из «золотой молодежи» и «рабфаковцев» (а равно принятых по заниженному проходному баллу «стажников»). Но принцип (в виде правил приема, предусматривающих зачисление заведомо худшего по знаниям контингента помимо ЕГЭ и внеконкурсного приема для ряда групп) сохранился и сейчас, и всякое покушение на него (каковое неминуемо связано с попыткой ранжирования исключительно по знаниям), неизменно вызывает возмущение поборников «равенства неравных».

При последовательном проведении этого принципа следовало бы, пожалуй, ввести квоты для интеллектуально недостаточных и на всех других этапах – в магистратуре, аспирантуре, докторантуре, да и на выборах в АН. Впрочем, при нынешнем качестве образования на всех этапах и масштабе охвата всеми его видами они по факту и так стихийно существуют, так что формальное узаконивание квот для убогих не особенно бы и повредила тому, чему повредить уже сложно.

Конкурс, блат и беспредел

Несколько недель в Сети не стихало на редкость активное возмущение каким-то детским конкурсом, где победила дочка Алсу. Некоторые блогеры (и «борцы с режимом», и поклонники «социальных лифтов») связали его со случаями появления «детей» на высоких постах – это типа «последняя капля, переполнившая чашу». Но думаю, дело как раз в том, что это вещи совершенно разные.
Благоприятствование «детям» - вещь, непреложно свойственная любому обществу, лежащая в самой основе человеческого бытия, т.е. абсолютно нормальная. Все прекрасно знают, что есть очередь по профессиональным достоинствам, так сказать, «общий конкурс», и есть фигуры, которых некая «рука» из нее изымает и ставит в начало (хотя в иных случаях это оказывается «себе дороже», а в иных интересами дела считается возможным пренебречь, но всегда есть какой-то «лимит»). А уж в артистическом мире распространенность подбора по мотивам родственной или любовной связи на порядок выше, чем на госслужбе или в бизнесе.
Так вот в данном-то случае экстремальное свинство состояло в том, что «детку», которой место на эстраде было «по домашним обстоятельствам» И ТАК гарантировано, еще и захотелось представить «самой талантливой». То есть она отняла место у людей из «общей очереди», у которых победа на конкурсе была единственной возможностью попасть туда, где эта «внеконкурсная» фигура оказалась бы и без него. Вот это уже, что называется, «беспредел». Пусть себе потомство певцов-актеров наследует родителям (легче, наверное, назвать, у кого не наследует), но само участие их в такого рода конкурсах следовало бы признать абсолютно недопустимым.

Левацкие фантазии

Последний год wyradhe поместил целую серию постов, посвященных взглядам наиболее видных доктринеров левого толка, начиная с позднего средневековья (у него хватает времени и на это). Ознакомиться с этой коллекцией уродов столь же занятно, сколь и поучительно. Нетрудно заметить, что все такие прожекты зациклены на разного рода запретах и предполагают либо установление крайне жесткой дисциплины силами самих инициаторов, либо апелляцию к власти, которая это все установит и будет обеспечивать. Т.е. они были уверены или предполагали, что предлагаемое ими «счастье» слишком многим не понравятся и без принуждения принято быть не может (с другой стороны, и сами доктринеры по натуре своей из тех, кто обожает «запрещать»). Так что некоторое понимание противоестественности своих предложений (в смысле несоответствия человеческой природе) у них наличествовало (почему эту природу и желательно было «исправить»).
Собственно, противоестественность и лежит в основе «левой идеи». Леваки ведь все переворачивают с ног на голову: бедный у них лучше богатого, «простой» лучше образованного, наемный работник лучше того, кто дает ему работу, дикарь лучше цивилизованного человека. Все это (от Руссо до ГДР-овских фильмов про индейцев) тем более смешно, что идет от лица богатых, образованных, цивилизованных (их «подзащитные» - бедные, простые и т.д. про себя-то все правильно понимают).Collapse )

(no subject)

Завершил, наконец, подсчеты по высшим гражданским и военным чинам РИ, и в дополнение к тому, о чем я писал 25 октября (там речь шла о всей совокупности, теперь - о динамике и особенностях самых высших групп), могу вкратце сообщить следующее.Collapse )

(no subject)

Ну вот, могу поделиться первыми результатами подсчетов по российскому «генералитету» XVIII – нач.ХХ в. (пока по всей совокупности: разбивка по периодам и группам потребует еще какого-то времени). Речь идет, напомню, о военных и гражданских чинах высших 4-х классов: от ген.-майора и действ.стат.сов. (а до 1796 г. также и V кл. - бригадирах и статских советниках), имевших эти чины на действительной службе (а не получивших при отставке). Таковых (с рубежа XVII-XVIII в. по 1917) попало в исследование 36 191 чел. (14595 имели военные чины, 21027 гражданские и 569 переименовывались из одних в другие). Из них к I-II классам относилось 2273 чел., к III – 6978, к IV – 25830 и еще 1110 - к V до 1796 г.Collapse )

(no subject)

Жизнь так устроена, что человеку приходится делать и то, что он хочет, и то, что не хочет. Кто-то кого-то к чему-то принуждает, кто-то - принуждает сам себя. Это не надо путать. И не стоит пытаться облечь в одинаковую моральную упаковку, а тем паче – рассчитывать, что таковая упаковка («долг») может одинаково обязывать в обоих случаях. Долг есть только добровольно принятое на себя обязательство. Человек одолжил у кого-то что-то. Никто его не принуждал, это ЕМУ было нужно, а не тому, у кого просил. Он обязан вернуть. Или хочет куда-то вступить, куда его не особо звали. Ему ставят условия, если он их принимает - должен выполнять. Но внушать человеку, что он «должен» нечто такое, чего добровольно не желал (а тем более ожидать от него добросовестного выполнения), я полагал бы крайне наивным и бессмысленным.Collapse )

Как я не написал мемуары

Разбирая архив, нашел я небольшую рукопись, лет 15 назад данную мне одним рано скончавшимся приятелем – его записки «от третьего лица» о юности в авиационном КБ и подмосковной общаге 70-х (несколько натуралистичные, но вполне себе «документ эпохи»). Воспоминания частных лиц я всегда любил читать. Если мемуары госполитдеятелей обычно весьма тенденциозны и являются продолжением их «работы», представляя (в отличие от их же не предназначавшихся к печати дневников) весьма сомнительный источник, то воспоминания, написанные без специальной цели «описания эпохи», а лишь излагающие историю частной жизни конкретного рядового человека, дают вполне адекватное представление и о времени, в которое он жил. Но кому нужны такие воспоминания?Collapse )

Некоторые замечания о социальных реалиях РИ

Предыдущий пост вызвал целый ряд сходных вопросов. Это я сплоховал, конечно, забыв, что социальные реалии РИ плохо известны. Но, увы, так. Недавно попросили прочитать небольшой курс по истории служилых слоев, я колебался (предмет узкий и скучный, и оратор я плохой), и меня убеждали примерами типа, что вот некий весьма известный и уважаемый филолог не отличает, как выяснилось, попечителя учебного округа от инспектора народных училищ. Таких примеров, впрочем, я и сам знаю множество (даже писавший что-то о дворянской культуре Ю.Лотман мог свободно путать «Манифест о вольности» 1762 г. и «Жалованную грамоту» 1785 г.); доктора наук, занимающиеся историей РИ конца Х1Х в., не знают разницы между юнкерским и военным училищами и т.д.
До сих пор помню испытанный в молодости шок, когда на семинаре, куда очень уважаемые ученые (лучшее, что было в НИИ) собрались дискутировать о проблемах сословного деления в разных странах, обнаружилось, что никто не имеет адекватного представления о таковом в РИ (полагали, напр., что разница между личным и потомственным дворянином состояла в том, что первый лично сам был аноблирован, а у второго папа был дворянином). Тем более нормально, что когда я в ЖЖ коснулся «кухаркиных детей», хотя никто представления о предмете не имел, человек восемь вспомнили, что из-за него будто бы выгнали Чуковского (что полная чушь). Поскольку же я в силу интересов часто касаюсь этих вопросов, надо было, видимо, хотя бы здесь ради «ликбеза» несколько прояснить картину, тем более, что незнание этих реалий создает почву для различных спекуляций и делает невозможным сравнение с другими странами. Collapse )

(no subject)

Когда мне довелось впервые увидеть препарированные таким образом фотографии (вырезанные головы, срезанные плечи и т.д.),



подобное поведение показалось крайне наивным: во-первых, наличие среди предков «бывших» почти всегда «органам» и так было известно, а, во-вторых, если бы вдруг и не было, то сам факт такого «обрезания», казалось бы, с головой их выдавал, указывая на то, что, если возникала необходимость так уродовать фото, значит, было что отрезать. Но потом понял, что оно было как раз совершенно рациональным: поступая таким образом, люди расписывались в своей лояльности, подчеркивая, что они помнят родителей только как людей, но кем они были - знать принципиально не желают, от судьбы их отрекаются и детям рассказывать не будут.

Нечто подобное было распространено и в сфере печатного слова (в свое время мне бросилось в глаза, что, напр., у К. Симонова подчеркивается непринадлежность положительных героев к дореволюционному офицерству, тогда как герои из бывших офицеров у него выведены сугубо отрицательно; потом не очень удивился, когда выяснилось, что именно к таковым он сам принадлежал). Как-то в юности я возмутился было особо выдающимися по «правильности» пассажами одного историка, на что собеседница (дама уже за 70) заметила: «Ну, не судите строго: его происхождение обязывает».

Об этом я вспомнил, обнаружив недавно, что наиболее горячо (с визгами совершенно непристойными) против проектов «десталинизации» выступил один из потомков репрессированных.
Но если поведение «детей страшных лет России» понятно, то подобное же «детей перестройки» выглядит несколько, что ли, избыточным: все-таки «цена вопроса» совсем другая.