Волков Сергей Владимирович (salery) wrote,
Волков Сергей Владимирович
salery

Category:

Приключения «левого интеллектуала»

Левизна, отрицающая естественные основы социума, всегда казалась мне родом душевной болезни. Проявления человеческого естества могут быть сколь угодно неприятны, но, не выходя за его пределы, они вполне рациональны. Олигарха, сколачивающего состояние сомнительными средствами, можно оценивать как угодно, но он разумен. Бандитов тоже никто не любит, но и они (если соотносят риск с результатом) – разумны. Чиновник, честно служащий режиму, который он одобряет и который защищает его самого – разумен. И ворующий у государства, которое он презирает – разумен тоже. Но человек, думающий о том, как осчастливить человечество – это опасный маньяк, способный при иных обстоятельствах принести неисчислимые бедствия. Никто не приносил столько вреда, как те, кто хотел блага всем.
Впрочем, «локальная» левизна, хотя и противоестественная для реальной композиции общества и государства (почему основанные на ней долго не живут) тоже может отвечать вполне естественным проявлениям человеческой натуры: и желанию «отнять и поделить», и социальной демагогии, и основанным на последней отдельным элементам политических конструкций нельзя отказать либо в естественности, либо в рациональности. Граница чистого безумия, видимо, проходит именно там, где идея, выходя за рамки конкретных обстоятельств данного государства, начинает принимать глобальный характер.

Я подумал об этом лишний раз, познакомившись недавно с романом Е.А.Колмовской «Путешественник и Сирены» (вышедший, видимо, небольшим тиражом и, судя по издательству, как бы и даже не за счет автора). Там как раз отлично обрисован такой типаж внепартийного идейного левака, ликующего от предвкушения преобразующего человечество мирового пожара и грезящего о новой цивилизации. Если автор действительно хотела очертить суть явления, то справилась вполне, потому что герой этот не агент Коминтерна, не унылый европейский социалист и даже не один из хорошо известных властителей европейских дум 20-х годов, вдохновленных ленинским «экспериментом», а именно что абсолютно независимый интеллектуал, культурный, неглупый, наблюдательный, все понимающий и не сказать, чтобы в человеческом плане сволочь какая, но вот… «мечтатель».

Судьба дает ему возможность сполна изучить и европейскую левую публику от брызжущих сексуальной энергией восторженных девиц до жирующих на советские деньги в виллах на Лазурном Берегу маститых барбюсов, побывать в Совдепии и в начале 20-х, и в 30-х, послушать и откровения исполнителей «красного террора», и жалобы идейных его героев уже в качестве преследуемых «троцкистов», лицезреть молодую поросль чекистов и даже по недосмотру сопровождающих заглянуть в чрево строящегося ББК. Других чувств, кроме насмешки, презрения, страха или отвращения он от всего этого не испытывает. При том, что чисто человеческие симпатии у него невольно вызывают как раз представители противоположного лагеря. Но его фантазии о великом всепожирающем катаклизме помогают ему благополучно преодолеть все эти противоречия и искушения, и он остается тверд в своей вере.

Вот разве когда гражданская война разразилась в его собственной стране (а он при всей озабоченности прогрессом человечества еще и греческий патриот), он малость смутился, содрогнулся, и ЭТУ гражданскую войну в качестве шага к светлому будущему не оценил. Но, оправившись от шока, и узнав что на Востоке не испорченные западной цивилизацией миллионные массы под водительством Мао переживают новый взрыв elan vital, чувствует, как дух его обретает прежнюю силу и целеустремленность, и -отправляется в Китай. Да, вот это действительно не лечится.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 144 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →