Волков Сергей Владимирович (salery) wrote,
Волков Сергей Владимирович
salery

Category:

Безнадежное дело

Посмотрел видеодискуссию о самообороне между Сапожником и представителем ЕР. Последний, кстати, производил лично вполне приличное впечатление и откровенно изложил государственную точку зрения на дело (да, власть исходит из того, что виноват тот, кто меньше пострадал).

Люди, которые пишут законы, сидят в безопасности, и на себя возможные ситуации, понятно, не проецируют. Но их отношение к происходящему между подданными может быть все-таки различным. Они могут придавать значение разнице между преступниками и законопослушными, а могут не придавать, могут исходить из того, что есть люди одного рода и есть – другого, а могут - из того, что любой способен на любое и т.д. От этого, собственно, и зависит идеология похода к законодательству и следственной практике.

У нас от советского времени унаследовано отношение к жителям как к «солдатам дела партии». Естественно, виновным признавался тот, кто по факту нанес ущерб партии и государству, лишив ее потенциального бойца или уменьшив его боеспособность, а то, что тот сам первый собирался сделать нечто подобное – роли не играло (не сделал же). В соединении с эгалитаристской идеологией и «гуманистическими» веяниями времени это дало то, что имеем.

Презумпция вины нападавшего (по нашим понятиям преступник становится таковым не тогда, когда грабит или насилует, а когда его, если поймают, осудят) была оппонентом Сапожника отвергнута («а вот если я человека на нападение спровоцирую, то что же – потом убить могу?»). О презумпции здравого смысла (ведь на самом деле практически всегда дело уже по составу действующих лиц совершенно ясное; перестрелки между бандами по статье о превышении обороны не рассматриваются) никто не вспомнил.

Ну есть вот, например, описанная в литературе ситуация: если девушка совершает в борделе определенные действия сексуального характера, можно заключить, что это проститутка, но можно, конечно, предположить, что это честная подруга вызванного туда для ремонта водопроводчика, который почему-либо не нашел другого времени и места заняться с ней любовью. С точки зрения здравого смысла вероятность этих предположений, мягко говоря, разная. У нас же применительно к делам о самообороне законы исходят из того, что вероятность обоих предположений одинакова, а следственные органы и вовсе практически всегда основываются именно на предположениях второго рода.

В нормальном обществе, ну хоть в старой России, если, скажем, земскому кассиру, едущему в бричке через лес, случилось бы уложить из револьвера пару личностей без определенных занятий, следствию никогда не пришло бы в голову предположить, что это он в зарплатный день отправился поохотиться на грибников. У нас же оно совершенно нормально заключит, что девушка специально голосовала на дороге, чтобы зарезать подвозящего, или что женщина с ребенком в коляске (при всей ее возможной нелюбви к гастарбайтерам) может бродить по городу с целью их отстрела.

Едва ли является большим секретом, что существует т.н. «шпана», склонная к хулиганству, или лица, в силу особенностей национального менталитета при первой возможности пыряющие ножом, а, скажем, преподавательницам классической филологии вовсе не свойственно грабить прохожих в подворотнях. Но юстиция наша об этом понятия не имеет, и коли «свидетелей нет», а «труп есть», охотно допускает, что это пожилой профессор астрономии напал на компанию подвыпивших качков, а не наоборот.

Некоторые же шоколадки на торте «оборонного» законодательства просто восхитительны. От жертвы требуется «соотнести угрозу с противодействием» – спросить разве что: «Ребята, вы как, до смерти бить будете, или только почки отобьете?» (а ребята и сами не знают – как получится). И как отвести обвинение в нанесении вреда «по причине внезапно возникшей острой личной неприязни», если у человека, которому приставляют нож к горлу, именно такая неприязнь и возникает?
В чем я с Сапожником не согласился бы – это в упованиях на суд присяжных. Увы, и власть успела воспитать, да и сам по себе в массах достаточно укоренен «гуманизм» известного рода («да он же только позабавиться хотел, ну переборщил, подумаешь, потерпела бы, не убыло бы от тебя, а ты, сволочь, такого парня жизни лишила»).

Они там еще говорили о разрешении оружия. Ну, это дело совсем дохлое: этого власти не допустят по причинам уже своей собственной безопасности. Но т.к. сказать об этом стесняются, в ход идут привычные аргументы типа «да на что вам пистолет, преступник же лучше оружием владеет» (существование людей, которые предпочли бы погибнуть в перестрелке, чем быть зарезанными подобно барану, как бы не предполагается). Ну и конечно - «трупов будет больше».

Их, положим, и так столько, что прибавка мало повлияет, но «качество» их несколько изменится: в их число наконец-то попадут и те, кого трупами видеть весьма желательно. Помню, несколько лет назад писали, что в Москве был задержан какой-то азербайджанец, которому нравилось калечить людей; ничем особо не рискуя (здоровый был), он провоцировал драки и искалечил более 30. Имей хоть кто пресловутый «короткоствол», его забавы кончились бы на 5-м -6-м, ну в крайнем случае на 10-м - 12-м. Однако же драгоценная жизнь этого выродка ныне и присно гарантирована законом на 100%.

Ну а коль скоро урки и государство выступают на одной стороне, бывает приятно, когда хоть случайно кто-то из таких получает по заслугам. Недавно рассказывали мне такую историю: ехали два братца на «мерсе» последней модели, в полном сознании своей крутости, и когда кто-то замешкался уступить им дорогу, принялись палить по нему из травматики. Но у мужика машина хоть и похуже была, зато ствол получше – он им ответил из Макарова и одного укокошил. Его не нашли. А я порадовался…
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 212 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →