Волков Сергей Владимирович (salery) wrote,
Волков Сергей Владимирович
salery

Category:

Из крайности в крайность

Несколько дней назад видел на «Гранях» очередную полемику среди недругов режима по вопросу сроков падения последнего. Пионтковские, конечно, совершенно безумны, но и И.Павлова, ранее замеченная как наиболее благоразумная в этой среде, на сей раз совершенно не понравилась. Вульгарнейшим образом свалила в кучу «всё, что мы не любим» (русский фундаментализм, советскую державность, традиционный империализм, ксенофобию) и объявила это источником вечной силы П-режима. (Вот все-таки не бывают они по-настоящему умными или, во всяком случае, не могут себе это позволить.)

Впрочем, то, что насаждаемая П. ксенофобия носит чисто советский характер противостояния «мировому буржуйству», тогда как традиционный империализм не страдал ею вовсе (да и ничего от него не осталось), что «русский фундаментализм» объективно и субъективно враждебен всему тому, на чем основывается нынешняя власть, дела, конечно, не меняет: одной советской составляющей вполне достаточно. Но вот перехлестывать не надо (тоже мне - «Четвертый Рим»…). Когда подобное правит подобным – это источник дополнительной силы при отсутствии больших проблем, но источник слабости при столкновении с серьезными вызовами.

Так что связывать стабильность режима со слабостью и ничтожеством оппозиции я бы вообще не стал. Очевидно, что как политическая оппозиция «креативного класса» она не состоялась: никаких адекватных ему лидеров из своей среды им выдвинуто не было, как и не было сформулировано никаких адекватных интересам этого слоя требований (а даже совсем наоборот). Достаточно и того, что, с одной стороны, этот слой режим вполне очевидно не поддерживает, и тот на него рассчитывать не может, а с другой, что какая-то вообще оппозиция конституировалась, избрала свой орган, стала предметом репрессий, словом «как бы существует» (положение совершенно иное, чем в первое десятилетие П-правления).

Виртуальное ее существование не только важнее, но и приятнее реального. Потому что облик ее, надо сказать, стал совершенно отвратным. То, что у любой из трех ее составляющих начисто отсутствуют государственнические инстинкты и даже понятие на этот счет (отчего при абсолютно любом развитии событий никого из них невозможно представить у руля) – само собой. Но, подобно тому, как свекла, будучи лишь одним из компонентов винегрета, окрашивает собой весь продукт, так, слившись в нечто сколько-то общее, оппозиция приобрела отчетливо красный цвет (что проявилось и в лозунгах, и в высказываниях ряда деятелей за пределами официальной левой трети, и в тенденции к сближению с КПРФ).

Как-то оказалось, что интеллигентско-респектабельная часть ее ассоциируется главным образом с фигурами Д.Быкова (по удачному выражению одного из френдов – «салонного большевизана») – вполне откровенного восхвалителя «Великого Октября», и Б.Акунина, его прикровенного симпатизанта (не любящий старой России, но назвавший свой блог не как-нибудь, а «Благородным собранием», он вынужден запрятывать свой кукиш в кармане очень глубоко – настолько, что большинству его читателей это незаметно, но порой душа не выдерживает, и симпатии к ВОСР проскакивают). А улично-хулиганская часть – с отморозками типа Удальцова, фигуры для меня уж запредельно омерзительной (даже если бы его прабабка никогда не расстреливала моего прадеда).

Проблема П-режима не в оппозиции, а в неудачном сочетании формы и содержания. Китайцы, создав достаточно свободную экономику (из вполне настоящих предпринимателей), сохранили чрезвычайно устойчивую форму партийного правления. Там правит именно партия (которой несоответствие дел знаменам не мешает), а не ее бывшие члены, и лидеры плавно сменяются, не успев надоесть, и не меняя курс в зависимости от личных причуд. У нас же, при сохранении неэффективной, на самом деле государственной экономики (из чиновников) установилась чисто личная автократия – подобие самодельных арабских монархий, но без соответствующих условий (ни арабских, ни советских). Так уж получилось.

Небольшие страны, прислонившиеся к сильным патронам или никому не интересные, могут очень долго сохранять любой идиотский режим. Но РФ, с одной стороны, слишком для этого велика, а с другой – слишком слаба, чтобы восстановить систему китайского типа (ну и цивилизационно это все-таки страна хоть и попорченных, но белых людей). Советские инстинкты без советских возможностей – это трагедия сексуально-озабоченного импотента.

При полном отсутствии конкуренции ему со стороны иных политичских сил внутри, такой режим чрезвычайно зависим от благоприятных объективных обстоятельств, внешних по отношению к нему (не случись подъема нефтяных цен к концу 90-х, операцию «преемник» пришлось бы проводить за последующее время уже несколько раз, метаний «от и до» хватало бы и, возможно, облик нынешнего режима мог быть каким-нибудь иным).

Поскольку механизма передачи власти подобного тому, который существовал внутри ЦК-ПБ, не существует и создано не будет, смена ее (конечно, внутри истеблишмента, а не со стороны) в условиях неблагоприятных обстоятельств будет, скорее всего, носить чрезвычайный и достаточно случайный характер, что на второй-третий раз (а м.б. и на первый) приведет к коренной деформации всего режима. А будет ли ему еще столько же так везти (а это далеко не только цены на энергоносители), как везло последние 12 лет – вероятность все-таки ниже среднего.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 161 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →