?

Log in

No account? Create an account
Еще раз о «параллельном мире» - Волков Сергей Владимирович [entries|archive|friends|userinfo]
Волков Сергей Владимирович

[ website | Сайт историка Сергея Владимировича Волкова ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Еще раз о «параллельном мире» [Nov. 18th, 2011|01:20 pm]
Волков Сергей Владимирович
В связи с поступившими в личном порядке от некоторых юзеров вопросами, почему я не выступаю с опровержениями той или иной идиотской теории, хотел бы пояснить свою позицию по некоторым принципиальным вопросам общения, тем более что она затрагивает весьма важный с моей точки зрения вопрос о «границах». Проведение виртуальных границ – между людьми, явлениями, позициями, различными сторонами деятельности одного и того же человека и даже разными составляющими его натуры, я вообще считаю самым важным. На неумении (а тем более нежелании) их проводить замешано большинство неприятностей и недоразумений.

Я всегда полагал, что сделать очевидной общность, к которой принадлежит человек, очертить его позицию, гораздо важнее, чем спорить с ним, ибо последнее в большинстве случаев именно по причине этой принадлежности абсолютно бессмысленно. Бесперспективен, напр., спор между сторонами, исходящими из взаимоисключающих позиций (типа гея с натуралом). По этой причине я всегда не одобрял споры единомышленных мне людей с советскими. Мне возражали: «нас слушают неангажированные люди, которых надо убедить». Но для этого достаточно просто изложить свое видение, отнюдь не вступая в спор с заведомо недоговороспособным оппонентом.

Самый же факт дискуссии (самой ее возможности) неизбежно равняет позиции в глазах «третьих лиц», стирает границу. Вот, скажем, постановка вопроса «правильно ли было истребить 6 млн. евреев» в качестве дискуссионного - для антисемита уже была бы несомненным успехом, ибо предполагает «варианты», а то и поиск «золотой середины» (м.б. надо было только 2 млн., или «только попугать»). Но я бы посмотрел на еврея, согласившегося в такой дискуссии участвовать.

Бессмыслен и спор между людьми, не разделенных непримиримыми противоречиями, но с разно устроенной психикой и представлениями о мироустройстве. «Сторонние слушатели», кстати, тоже различны. Есть те, для которых аргументы того рода, которые вы способны приводить, действенны, и те, для которых – в принципе нет. Человек, заглотивший теорию прежде совокупности данных и «уверовавший», для фактов уже недосягаем (фрейдист любые сведет к либидо и т.д.)

Представления человека о возможном и невозможном уже достаточно его характеризуют. Я не имею в виду частности: для того, чтобы представлять, как может или не может себя вести граф, или какие слова уместны в устах трактирщика той или иной страны или эпохи, нужно очень хорошо знать именно ее (я бы наделал ляпов, возьмись писать историческую повесть из жизни юкатанских майя).

Но если некто полагает принципиально возможным, что мировая политика творится главным образом усилиями шпионов, что положение, когда первые лица г-ва являются агентами иностранных держав – в порядке вещей, что существуют заговоры длиной в десятилетия и столетия, что миллионы артефактов можно «подделать» и т.д. – перед нами определенный тип личности. Для такой естественно, что башни-близнецы взорвало ЦРУ, а дома в Москве – Путин, что если А 15 лет назад учился вместе с Б, а теща В, двоюродного брата Б, была замечена выходящей из посольства Брунея, то А – несомненно брунейский агент влияния.

Учет и использования этого обстоятельства определенным типом государственной власти нормален. Когда Хрущев с Маленковым расстреляли Берию как иностранного шпиона, эти простые люди хорошо понимали, что это единственное возможное объяснение: в правильной власти не может быть неправильных по своим взглядам высших лиц, а только шпионы (иное позволяло бы задуматься об их собственной правильности). Но заниматься просвещением представителей этого типа личности (тем более будучи частным лицом) совершенно неуместно.

В любой науке есть борьба течений, школ, теорий, в т.ч. и довольно экзотических, но они происходят в ГРАНИЦАХ данной науки. При допущении, что при А=В, а С=В, не факт, что А=С, разговор с математиком теряет смысл, физики не станут обсуждать в своей среде проект вечного двигателя, биологи - оспаривать человека, полагающего, что если кормить тигра травой, у него вырастут рога и копыта. Точно так же историки не могут обсуждать по существу какую-нибудь фоменковщину (т.к. для любого профессионала в этой области мысль о том, что можно швыряться столетиями и тасовать эпохи, лежит за пределами здравого смысла). Иное поведение – разрушение границ данной науки означало бы разрушение ее самой как именно науки.

Нормальный человек соблюдает границы и внутри себя. Есть серьезные предприниматели и менеджеры, без ущерба для этой их деятельности подвизающиеся на ниве фантастики (если я вздумаю написать роман про эльфов, на достоверности изучения элитных групп это тоже никак не скажется). Имеющий представление о границах даже в не очень удобных для себя обстоятельствах избегает их нарушать (что хорошо видно по статусным публицистам: если их вдруг переходит, напр., М.Соколов – это верный индикатор особливой озабоченности власти каким-то вопросом).

Разоблачать же различного рода фантастические идеи в сфере «человек-общество-история» я лично не считаю нужным как минимум по следующим соображениям:
1. Они лежат вне сферы моих забот и адекватны своей аудитории - массовому сознанию. Чтобы привлечь сколько-нибудь значительное число людей, идея должна быть одновременно и проста, и достаточно безумна. Народное сознание таково, что самые экзотические объяснения кажутся ему наиболее вероятными, а очевидные вещи, да еще в подробностях, скучны и неинтересны. Будь я озабочен воздействием на массовое сознание, я непременно выдумал бы что-нибудь «такое». Но единственной целью общения в ЖЖ я вижу донесение до однопорядковых себе людей некоторых частных соображений (о которых они могут не задумываться) или деталей фактуры (которых они могут не знать).

2. В ряде случаев они бывают полезны, поскольку, будучи безумны по существу, формируют у адептов негативное (или позитивное) отношение к тому, что такого отношения действительно заслуживает, но в силу особенностей массового сознания рациональными доводами сформировано быть не может.

3. Делать это в кругу нормальных людей просто неприлично. Генерировать безумные теории – и верить в них (в т.ч. и собственного изобретения) – вещи совершенно разные (и для этого надо быть разными людьми). Разбирать эти теории всерьез столь же непристойно, как непринужденно с шумом портить воздух в хорошем обществе (те, кто считает иначе, в нем не приняты).

Поэтому не следует побуждать меня вступать в публичные объяснения со всякого рода конспирологами и т.п. (в редчайших досадных случаях, если вижу тенденцию к «загибу» у человека, в остальном безупречного, делаю это в частном порядке). А случайных читателей такого рода прошу помнить, что я человек скучный (зачем-то коллекционирующий и систематизирующий сотни тысяч «микрофактов»), им совсем не интересный, и своим вниманием меня по возможности обходить. Лет 5 назад мне казалось, что про «параллельный мир» я объяснил все достаточно наглядно http://salery.livejournal.com/6669.html#cutid1, но состав читателей с тех пор много раз сменился…
linkReply

Comments:
[User Picture]From: salery
2011-11-21 11:12 am (UTC)
Доказательства такие - плод человеческого творчества и их изучение - примерното же, что изучение философии или литературоведения (которые - науки).
(Reply) (Parent) (Thread)
From: levgilman
2011-11-21 03:50 pm (UTC)
Разве богословие их только изучает, а не предлагает на полном серьёзе?
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: salery
2011-11-22 04:48 pm (UTC)
Я же говорил, что важно проводить границу: можно изучать, веря, можно - "со стороны". Но в любом случае наличествует ИСТОЧНИК (Св.Писание). Кроме того, все философы свои идеи (среди коих идея Бога лишь одна из) тоже выдвигали на полном серьезе. Можно изучать Канта, будучи его единомышленником, а можно - оппонентом.
(Reply) (Parent) (Thread)