Волков Сергей Владимирович (salery) wrote,
Волков Сергей Владимирович
salery

Categories:

К вопросу о советской аристократии

Не раз встречал я это словосочетание. Когда недавно его употребил, мне заметили, что в данном случае слово «аристократия» надо брать в кавычки. Строго-то говоря, может, и нужно. Но по факту даже в научной литературе термин этот употребляется очень широко – по отношению не только к верхней части дворянства (обычно формально выделенной наличием титула), но и ко всему высшему сословию, и вообще в значении «элита». Так что если понимать под ним совокупность семей, связанных общностью политического происхождения, чьи представители наследственно занимают престижное положение и имеют влияние в какой-то сфере (а именно это в реальности важно и интересно), то говорить о советской аристократии вполне допустимо.

Шутки шутками, а на сцену (в лице ровесников Маши Гайдар) выходит уже четвертое поколение получивших свои «титулы» в 1917 году. Это (4 поколения или 100 лет статуса) и в понятиях традиционной Европы считалось «родовитостью» (во Франции это уже «gentilhomme» в отличие от вообще «noble», в России к «древним» также были отнесены роды, возникшие за 100 лет до Жалованной грамоты).

Хотя (как я показывал на фактич. м-ле) в Совдепии в силу довольно бурного характера ее короткой истории и специфических идеологических установок не сложилось наследственной государственно-политической и военной элиты (наметки такого рода появились только в начале 70-х но реализоваться до 91-го не успели), однако потомки творцов «великого перелома» никуда не делись, и наследственно заняли ведущее положение в духовно-интеллектуальной сфере, определив лицо и позицию «советской интеллигенции» (хотя и составляли лишь небольшую ее часть).

Существенно, что в массе своей именно они являются носителями советской традиции, образуя среду, неизменно встречающую в штыки любые попытки обращения к традиции досоветской (будь то возвращение старой топонимики или доброе слово о людях исторической России), наиболее рьяно и нервно реагирующую на негативные отзывы о большевистском режиме как таковом (а не о его отдельных периодах).

Разумеется, когда речь идет о любой соц. группе, абсолютизация неуместна, т.к. ее представители могут вести себя по-разному (я всегда помню, что один из наиболее близких мне литераторов был внуком советского маршала и сыном генерала КГБ), но в среднем это именно так. Что всегда нетрудно было заметить: когда (крайне редко) мое мнение помещали на сколько-нибудь заметной площадке, то непременно в сопровождении «опровержений», авторами которых выступали в абсолютном большинстве представители именно этой социальной группы.

Кстати, и непосредственный повод вспомнить об этом явлении был тот, что один из френдов обратил внимание на пост, автор коего, приведя известное раннее «неполиткорректное» предисловие Толстого к «Войне и миру» (хотя, чтобы это написать, не обязательно быть графом, то же самое вправе сказать любой человек, ощущающий свое культурное превосходство) использовал его для плевка в адрес российской аристократии. Поинтересовался, кто такой – оказалось, таки да – сын известного советского писателя. Тут это – неприятие советской аристократией аристократии русской - выступило в чистом виде.

Это вообще интересный феномен. В принципе исторически нередкий: логичный, когда имеет место завоевание или радикальный слом, и новая аристократия строит свой статус на тотальном отрицании старой (хотя в иных случаях может иметь место и симбиоз). Но в настоящее время в других странах такого нет, во всяком случае, я затрудняюсь привести аналогичные примеры.

Советская аристократия не так заметна на поверхности: большинство нынешней политической элиты (как и пресловутой «кровавой гэбни») к ней все-таки не относится, а принадлежит к «советскому дворянству» («номенклатуре») лишь в первом или втором поколении (почему в целом и более прагматично). Но духовно полит. элита от нее зависима в весьма высокой степени. Они могут быть взаимно недовольны в вопросах «методики» («диктатура – демократия»), но едины «методологически» - в плане неоспоримости традиции «Великого Октября». И, конечно, «интеллигенция» (с которой иногда считается нужным вести диалог) для власти – это именно та среда, о которой идет речь.

Неудивительно, что после неизбежно допущенного при изменении системы некоторого «опускания» ее родоначальников, пошла их «реабилитация» (вот только что взялись отмазывать А.Гайдара). Иногда и с «оргвыводами». На радио мне рассказывали случай, когда после апологетической передачи к юбилею бывшего члена Политбюро, один из журналистов выразил в эфире недоумение – типа кто такой этот бонза, чтобы его так превозносить. Так его уволили: оказалось, что дети члена занимают видное положение в правительственных кругах и имеют соответствующие рычаги влияния.

Думаю, что советская аристократия после «переформатирования» порожденной ею системы сохранила несравненно больше влияния, чем европейская аристократия после крушения традиционных режимов в своих странах.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 157 comments