Волков Сергей Владимирович (salery) wrote,
Волков Сергей Владимирович
salery

Category:

Об ушедшем и оставшемся

На днях видел в блоге у bohemicus интересные размышления о роли аристократии в современной Европе. «Леопард» Д.Т. ди Лампедузы, послуживший поводом для разговора, я прочел в раннеотроческом возрасте (случайно наткнувшись в домашнем шкафу) и не имея представления о современной ситуации, но и тогда он не дал мне повода подумать о «меняющейся неизменности», а воспринимался именно как реквием уходящему миру. Несомненно, что Европа, сформированная своей аристократией, продолжает существовать под грудой мусора, но что сама эта среда, продолжает оставаться правящим слоем (как это было понято читателями блога) – очень большое преувеличение. Если европейская аристократия и остается в известной степени правящей «духовно», то, конечно, не «физически». А это не надо путать, чтобы не возникло ощущения ложности самой посылки.

Элита за 100 лет реально изменилась. То, что Габсбург много лет заседал в Европарламенте, 90-летний румынский король выступал в парламенте, а болгарский одно время даже был премьером – идет, скорее, по разряду «экзотики». Некоторые потомки сохранили и известный уровень благосостояния (4 года назад, гуляя в горах под Флоренцией, я несколько раз натыкался на отходящие от основной дороги ответвления, закрытые воротами с гербами). Да, иногда представители аристократии появляются на министерских постах, а в целом ее доля в составе элиты на порядок превышает ее долю в населении (во Франции, напр., составляя малые доли процента, она составляла в 70-х до 10-15% ряда элитных групп), но в целом это другая элита, хотя и находящаяся под эстетическим влиянием прежней. Иное было бы и странно. И вот почему.

Во-первых, ни одна социальная группа не может сохранять свое положение, не подпитываясь, взамен угасших, новыми родами – из близко к ней стоящих (англ. королева может, конечно, сделать лордом теннисиста, но это же совсем не то, когда графский титул давался человеку, имеющему несколько поколений дворянских предков). А с исчезновением монархий в странах, производящих основную массу европейской аристократии, она перестала пополняться.

Во вторых, решающим фактором является демография. Сокращение европейской рождаемости сказалось на этой среде не в меньшей мере. А роды устойчивы только при наличии необходимого количества детей. Так, скажем большинство родов шведского дворянства на протяжении всей его истории пресеклось в силу элементарного вымирания, причем лишь очень малая часть сыновей погибла на войне, в абс. б-ве случаев их просто не было. С другой стороны, когда это является предметом специальной заботы, аристократия может демонстрировать поразительную устойчивость. Напр., португальская, пока был стимул (до событий 1830-х), сохраняла неизменный набор семей: на протяжении 250 лет, лишь 7% исчезли по причине отсутствия прямых наследников (причем за последние 150 – ни один).

Наконец, далеко зашедшая «атомизация» общества. Такой фактор, как родовая солидарность на протяжении 200-300 последних лет подвергался постоянной эрозии. Как это хорошо видно и на отечественном примере, значение рода уже в ХУ111-Х1Х вв. было совершенно не тем, что в ХУ1-ХУ11, когда принадлежность к нему определяла для индивида абсолютно всё (почему и «местничали» до упора). Но и в Х1Х в. троюродные и даже четвероюродные братья считались еще вполне близкими родственниками и часто входили в реальный круг общения. В ХХ в. распад родственных связей в «белом» мире прогрессировал в сильнейшей степени. Думаю, каждый может сравнить то значение, которое имели родственники (в смысле как ощущения своей с ними связи, так и реального общения) для его дедушек-бабушек, родителей – и его самого. Не много найдется ныне людей, для которых даже двоюродные братья-сестры (а часто и родные) реально значат больше, чем друзья и даже знакомые по работе.

Соответственно, жизнь строится не на родовых (определяемых единством происхождения), а на иных связях – деловых, служебных, дружеских и родственных по бракам (т.е. «новоприобретенных»). Определяющими в смысле влияния становятся семейно-политико-экономические кланы именно такого типа, вбирающие в свой состав самый разнородный элемент. И традиционной аристократии не остается здесь много места.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 73 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →