Волков Сергей Владимирович (salery) wrote,
Волков Сергей Владимирович
salery

Category:

О лифтах и лифтерах

Последнее время модно стало говорить про «социальные лифты», в частности, объяснять их отсутствием какие-то недовольства или сетовать, что они сейчас «закрылись», требовать «открыть» и т.д. Интересно, как «лифтеры» себе это представляют. «Социальный лифт» - это, если «по науке» - вертикальная социальная мобильность. Но наличие или отсутствие таковой обнаруживается лишь ретроспективно, и судить об эффективности этого самого «лифта» при данном режиме можно лишь как минимум по истечении прошедшей при нем жизни по крайней мере одного поколения. Современник об этом знать просто ничего не может (если выпускника вуза не делают тут же топ-менеджером крупной корпорации, а из военного училища производят в лейтенанты, а не в генералы, жаловаться на отсутствие «соцлифта» у них никаких оснований нет).

Второй момент – представления о «грузоподъемности» лифта - принципиально возможных масштабах явления. Слышал, будто в одной политкорректной стране популярен лозунг-оксюморон «Вместе к успеху!». Успех, положим, состоит как раз в том, чтобы обойти тех, с кем «вместе» (это только «бег на месте – общепримиряющий»). Между тем мест в первых рядах партера всегда только столько, сколько есть, и больше стать не может, почему при самых мощных социальных потрясениях 99,9% населения туда все равно никогда не попадет. Даже при стопроцентной смене элиты вероятность попасть туда для каждого отдельно взятого индивида исчезающее мала (лозунг «Жакерии» «перебить всех дворян и самим стать дворянами» был сколько-то реалистичен только в первой части). Свои количественные ограничения существуют на каждом следующем социальном уровне. Так что рассуждения о «лифте» в любом случае могут быть актуальны лишь для относительно небольшого (социологически) числа амбициозных лиц. И когда становятся предметом требований от имени «народа» (видел такое в партийных программах) – попросту смешны.

Тут копья-то ломать особо нечего. Масштабы вертикальной мобильности в обществах даже очень разных по всем другим критериям обычно не так уж сильно отличаются. Для характеристики степени «открытости» любого общества достаточно двух показателей: 1) доля неофитов в составе всего высшего в данном обществе слоя населения, 2) доля в составе «генералитета» (политического, военного, экономического и т.д. - нескольких тыс. чел.) лиц, не принадлежащих к высшему в обществе слою населения. (Ну и для традиционных обществ еще один - степень монополизации «генеральских» позиций определенным кругом родов, т.е. совокупная доля представителей порядка 10% родов, давших наибольшее к-во «генералов»). Для «массовых обществ», понятно, высший слой будет выделяться по другим критериям, чем в статусных (но все равно очерчивается вполне определенно).

Вообще-то даже в обществах со специальным «эскалаторным» механизмом (что формально бессословных, что сословных) вертикальная мобильность чаще осуществляется на протяжении жизни нескольких поколений. Ну, напр., в традиционных обществах Дальнего Востока чел. становился деревенским старостой, его сын – подвизается в качестве субчиновника-писца, внук, наследуя статус своего отца, выслуживает к концу жизни младший чиновный ранг, правнук – сдает гос.экзамен и полноправно входит в состав рангового чиновничества с неограниченной перспективой роста; или в РИ: разбогатевший мещанин по объявленному капиталу входит в ряды купечества, приобретая почетное гражданство, его сын или внук, окончив университет, получает права личного, а затем на службе вскоре и потомственного дворянства. В обществах без узаконенного механизма продвижения, где перемещения происходят стихийно, переход через несколько страт также чаще всего требует 2-3 поколений.

Разумеется, какое-то число индивидов сразу (в первом поколении) попадают из низшей в высшую страту, минуя промежуточные ступени. Так (применительно к приведенным выше примерам), на ДВ к экзаменам допускалось все полноправное население, и можно было сразу стать ранговым чиновником, в РИ на военной службе вчерашний крепостной при производстве в офицеры сразу становился дворянином. Но доля таких перемещений не может быть чрезмерно высока, и обычно бывает меньше, чем «постепенных».

Однако, как заметил, публика представляет себе дело таким образом, что если феномен «из грязи в князи» не становится нормой, а министры и банкиры в массе своей не рождены между молотом и наковальней, то «социальный лифт» - не работает. Более того, пребывает в убеждении, что работать он должен именно так (и где-то работает). Бывает, но, к счастью, редко (в виде «гримас истории» с известным социальным эффектом), вызывая у осмысленных современников впечатления типа:
«Тушите свет! Поперло быдло кверху:
Как будто дрожжи кинули в дерьмо»…

Говорить же о работе «лифтов» в современном РФ-ном обществе явно преждевременно. Оно при жизни нынешнего поколения не пережило социальной революции (таковая безошибочно опознается по доле прежних кадров в аппарате и по числу «несистемных» лиц на «генеральских» постах через несколько лет после «события»), все еще находится в состоянии перманентной «перестройки» и не обрело еще определенного собственного лица. Лет через 10 можно будет, по крайней мере, подвести некоторые итоги хотя бы тех противоречивых процессов, что протекали на наших глазах.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 167 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →