Волков Сергей Владимирович (salery) wrote,
Волков Сергей Владимирович
salery

Category:

Без претензий

Под впечатлением от комментов последнего месяца сложилось впечатление, что значительная часть публики пребывает в убеждении, что я ее чему-то учу (учу неправильно). Но я не учитель, а наблюдатель. И не газета (которая «коллективный пропагандист и организатор»), а частное лицо с определенными симпатиями и антипатиями, которое лишь делится своими соображениями по привлекшим внимание поводам с себе подобными.

Что думает 90% населения - мне совершенно безразлично, повлиять на мнение 10% продвинутых людей - я не в состоянии; если не будут заблуждаться себе в убыток несколько сот наиболее симпатичных мне людей (пусть и с неодинаковыми собственными симпатиями), я буду совершенно удовлетворен.

Люди привыкли относить друг друга к какой-либо общности, где принят определенный комплекс взглядов, и (относя меня к самым разным) обижаются, когда я выхожу «за пределы». Но я ни к какой общности не принадлежу, и таких пределов для меня не существует. К тому же из откликов явствует, что среди моих читателей есть и таких взглядов люди, которых, по идее, как и советских, быть не должно. Так что, господа, давайте не будем на меня обижаться.

Мне трудно разговаривать с теми, кто мыслит абстракциями и верит в практическое значение всякого рода отвлеченных понятий, потому как сам я привык оценивать ситуацию «по факту». Видя «звучащего гордо», прилюдно валяющегося в собственной блевотине, рассуждениям о его «человеческом достоинстве» я лишь улыбнусь. От бомжа в метро я постараюсь отойти подальше вне зависимости от того, было ли у него тяжелое детство, комсомольская ли организация с ним плохо работала или спился он от несчастной любви. (Остальные поступят так же, но большинство при этом - в неколебимой уверенности, что «все люди равны»).

Обращать внимание на различия («в среднем») в поведении людей разного рода - культуры, соц.слоя, национальности считается крайне предосудительным (помню, в брюссельских суждениях о высылке цыган из Франции сквозила даже мысль, что если какой-то вид правонарушений совершается по преимуществу определенной этногруппой, то предпочтительней декриминализировать это деяние, чем допустить, чтобы про эту группу плохо думали), и «хороший» человек этого делать не будет. Я же, напротив, полагаю, что человек, вводящий в заблуждение ближнего относительно реальной ситуации, скорее плох, чем хорош.

Когда в ответ на наблюдение, что бультерьер опаснее болонки, говорят, что я не прав потому, что «собака – друг человека», мне остается только пожать плечами и предложить проверить это на собственном опыте. (Впечатлило меня разве то, что люди никак не хотели верить, что я не потому «клеветал» на бультерьеров, что их не люблю, а склонен не любить их именно оттого, что они опаснее.)

От столкновения с реальной жизнью рушатся все надуманные схемы. Поэтому едва ли вообще стоит придавать большое значение «учебникам». Способных им верить вопреки всему все-таки не очень много, большинство же, при всей ограниченности умственных способностей, все равно ведет себя так, как учит его действительность. Потому всякий общественный маразм, норовящий идти в разрез с естеством, ограничен как во времени, так и в пространстве.

В Совке, напр., абсолютное большинство не подвергало сомнению идеологические догмы, но в частной жизни им не следовало (жить, как в КНДР, "не завидуя никому на свете" можно только при тотальной информационной блокаде). Люди вполне искренне верившие, что советский строй самый правильный, любыми путями мечтали попасть за границу, чтобы урвать хоть кусочек от "неправильного"; советский человек, хотя и привык работать за бесплатно, а все-таки норовил что-нибудь стащить, а, главное, работать как можно меньше. И это работало на крах Совка гораздо эффективнее, чем открытые выступления (некоторые вот склонны приписывать роспуск лагерей при Хрущеве лагерными бунтами, тогда как на самом деле, если считать, что поведение зэков вообще оказало на это влияние, большую роль играли не восстания, а забастовки, что сразу сделало систему неэффективной).
В понимании соотношения между различными категориями людей, собственно, и кроется источник моего исторического оптимизма (хотя на ближайшую перспективу мне себя нечем порадовать).
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 74 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →