Волков Сергей Владимирович (salery) wrote,
Волков Сергей Владимирович
salery

Categories:

Национализм как иллюзия

Если одни бывают склонны трактовать желаемое как действительное, то другие, напротив, за действительное принимать нежелаемое. Когда речь идет об одном и том же предмете, то относительно воображаемой картины достигается единодушие сторон (пусть и с полярной оценкой), создающее у неангажированных иллюзию реальности. К числу наиболее распространенных вещей такого рода относится представление об успехах и потенциях русского национализма. Одни себя этим подбадривают (рисуя радужные перспективы), другие – пугают (призывая на помощь прогрессивное человечество), но и те, и другие делают это без достаточных оснований.
Во всяком случае мне, как человеку, этой проблемой не сильно озабоченному и потому могущему спокойно смотреть на нее со стороны, дело представляется именно таким образом.

Что такое вообще этот «национализм»? То, что вертится в головах мыслителей, претендующих говорить от имени «русского народа»? Национальная политика государства? Сплоченность нации на идее «кровь и почва»? Атмосфера в стране, определяющая самочувствие «нетитульных»?

Ну да, «национальные мыслители» наличествуют, но во-первых, политически они совершенно невлиятельны, а, во-вторых, их национализм «особого рода» (о чем позже). Национальная политика властей… такова, что русские националисты последние, кто способен ее одобрить. Ничего подобного общенародной зацикленности на национализме, как в большинстве азиатских стран, где он естественная и единственно возможная форма самоощущения (почему там и нет специфически «националистических» партий: они неуместны там, где националисты - все), у нас не просматривается (а поселите какую-нибудь нашу антинационально-озабоченную «Сову» в Корею – через месяц сдохнет от инфаркта). Сама собой разумеющаяся в этих случаях установка «свой всегда прав» также отсутствует (а попробуйте конфликтовать с «местным» с Сеуле или Сингапуре).

Больше всего как об очевидности царящего национализма говорят о плохом отношении к «мигрантам». Но тут есть безошибочный критерий – наличие и количество этих самих «мигрантов». Вот когда в Баку или Душамбе на улицах валялись десятки трупов, а русское население, бросая имущество, бежало с окраин исторической России (или вот недавно узбеки из Киргизии, а когда-то евреи из Германии), можно было констатировать: там - «национализм». Когда в Прибалтике, наплевав даже на предписанные Евросоюзом нормы, русскоязычное население вывели в «неграждане» - то же самое. Это полноценные «национальные» государства.

А что, кто-нибудь видел в РФ толпы, напр., грузин или азербайджанцев, в панике стремящиеся к вокзалам, продав за бесценок московские квартиры, или китайцев, бросающих свои товары и промыслы на произвол судьбы, только бы поскорее очутиться за Амуром? Шипят на «понаехавших» или нет, но если они не «бегут из», а массово «стремятся в» (причем не просто на заработки, а норовят осесть и привезти семьи) - значит, кто бы что ни говорил, им там достаточно комфортно. Иначе НЕ БЫВАЕТ. Человек не бросит дом и работу, там, где ему хорошо, и не станет приобретать их там (тем более тащить детей), где ему плохо. Достаточно посмотреть на направление миграционных потоков, чтобы все стало ясно. В РФ (как и в Европе), националисты, может, и есть, а вот национализма – нет; если он и присутствует – то лишь как тенденция, но как факт – его НЕТ.

Как факт же у нас (в том, что касается основного населения) - «национализм наизнанку». Чего нет даже в самой политкорректной западной стране, где создать привилегированные инородческие анклавы еще не додумались (даже там, где увлекаются «автономизацией», как в Испании – на автономии поделена ВСЯ страна, и они имеют одинаковые права, а такого, чтобы в них «титульное» меньшинство имело преимущество над «нетитульным» большинством – не предусмотрено), и чтобы на каких-то территориях в отношении «титульного» для всей страны населения проводились этнические чистки (как у нас в СК-республиках) – тоже не допускается. Додуматься до этого могла только такая специфическая власть, которая у нас существует с известных времен (и которой русские националисты, тем не менее, вполне привержены и хранят верность).

Свойственный мне подход к проблеме предполагает, что подданные одного государства разной национальности должны иметь одинаковые права. Но когда страна, как язвами, покрыта «суверениями», когда половина ее территории отдана под «заповедники» - на откуп местным (вот уж вполне националистическим) элитам, то что это вообще такое? А это формула: «ЧТО МОЕ – ТО МОЕ, А ЧТО ТВОЕ – ТО ОБЩЕЕ». (Ну, кто как – а я не согласен.)

Когда же по этой формуле начинают действовать новоявленные «иностранцы» - это, по-моему, вообще запредельное хамство. Мне кажется, не только русский националист, не только «просто» русский, а и абстрактно - житель «этой страны» вправе сказать: «Позвольте, вы отделили от России (если угодно, «этой страны») «свою» территорию, свою нефть, свой газ и т.п., за военные объекты вам теперь большие деньги платим – а сами, стало быть, отделяться не желаете, сами третью населения «в этой стране» сидите? И еще «права качаете»? А не пошли бы вы на…?»
Это почище, чем хамство турок в Германии – те хоть никогда в ее составе не находились и с глумливым воем не выходили.

Наконец, неприязнь к «мигрантам» и национализм-ксенофобия – вещи совершенно разные. Для того, чтобы испытывать недовольство при виде инокультурной орды, превращающей привычную тебе среду обитания в нечто иное, вовсе не надо быть националистом: абсолютно те же основания испытывать неприязнь к заполонившей Москву криминогенной массе «мигрантов» (и своих гопников вполне достаточно) имеет любой ее житель – что русский, что татарин, что еврей, что укоренившийся и принявший русскую культуру таджик.

Французы и итальянцы высылают цыган не потому, что испытывают вражду к ним как этносу – они неудобны как носители определенного поведения. И мне это совершенно понятно. Мне не придет в голову озаботиться национальностью смуглого интеллигентного коллеги, но когда я вижу гадящую вокруг себя толпу ворующих, побирающихся и распространяющих наркоту людей, отношение к ним не изменится, узнай я, что это на самом деле давно не мывшиеся русские. Когда некое сообщество захватывает рынки и монопольно вздувает цены, не пуская конкурентов - мне наплевать, какой они национальности. Мне просто не нравится, что они ЭТО ДЕЛАЮТ; это не я националист, это они, члены этого сообщества – националисты, потому что сплачиваются против меня и других покупателей на этнической основе.

Культурная идентичность по мне важнее национальной, и с этой точки зрения не может быть принципиальных возражений против людей иной нации и культуры, готовых искренне принять твою собственную. Хотя, конечно, объективно есть предел насыщаемости; понятие "насыщенного раствора" применимо не только в химии: какое-то количество сахара способно раствориться в воде без остатка, но когда порог перейден – он остается на дне в осадке - таким, как был. Ожидать, чтобы все тараканье полчище приобщилось к русской (европейской) культуре, не приходится.

Разумеется, облик и поведение «мигрантов» рождают «спрос на национализм», да и то остается дивиться, насколько он (это в обстоятельствах-то, когда не те принимают местные нормы поведения, а навязывают свои) незначителен (в ином случае «Кондопог» были бы сотни) и в масштабах страны незаметен. Но спрос этот вообще-то элементарно снимается грамотной национально-миграционной политикой властей.

Есть, пожалуй, только одна сфера, где «русский национализм» возымел сколько-то реальное значение и стал чем-то значимым – это умонастроение столичных (и примыкающих) интеллектуальных кругов. Помню, 20 лет назад случилось мне быть на одном из модных тогда интеллигентских «круглых столов» (были там Э.Рязанов и т.п. публика). Все шумно радовались «национальному пробуждению» на окраинах («ура, рушится империя!»). Спорить было неуместно, и я (мне дали слово последним - «ну да, да, давайте теперь альтернативное мнение») только спросил: «Вот вы радуетесь подъему национальных чувств - а сами-то не боитесь? – А мы что, мы в Москве живем. - Ну да, я потому и спрашиваю: есть мнение, что Москва – столица русского народа, и если «пробуждение» коснется и его… не боитесь, что вам может стать неуютно?» Только посмеялись. А теперь устраивают истерики. Пусть объективно и неоправданные. Но устраивают же. Неуютно-таки стало.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 354 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →