Волков Сергей Владимирович (salery) wrote,
Волков Сергей Владимирович
salery

Categories:

Авторитет как источник

Обратил внимание, что в ЖЖ-дискуссиях преимущественным аргументом выступает ссылка на авторитет без осмысления того, что данный человек мог знать в каждом конкретном случае. Увы, до сих пор большей частью представлений о прошлом мы обязаны не фактам, а мнениям и представлениям "уважаемых людей". Обучение истории по литературе имело следствием не только то, что история стала восприниматься как литература, но и культ "авторитетов", который в последнее время сместился с писателей на лицедеев, суждения коих по вопросам истории, социологии и политики нам подают как что-то значимое (не прошло это стороной и для собственно науки, которая отчасти приобрела азиатский оттенок).
Конечно, мнение действительно авторитетного в данной отрасли человека что-то значит, и при прочих равных условиях должно перевешивать всякое другое. Но только в том случае, если разговор (за неимением количественных данных или достаточного набора фактов) идет на уровне "мнений". Если маленький человек по данному вопросу ЗНАЕТ больше, то умозаключения рассуждающего, но КОНКРЕТНО не знающего "авторитета" не стоят ничего.

Когда речь идет о доверии к сказанному, ключевым моментом является не КТО сказал, а ЧТО ОН МОГ ЗНАТЬ по данному вопросу. Причем не "вообще" - "сам там работал", "сам таким был", а конкретно: откуда мог почерпнуть те или иные данные. Я говорю, собственно, даже не о беллетристике (человек, берущийся судить об исторических реалиях по писаниям салтыковых-щедриных или толстых есть умственный инвалид), а о мемуарах вполне достойных и уважаемых людей, по знимавшемуся ими положению действительно авторитетных. О том, что, тем не менее, манера делать выводы, ссылаясь на них как на источник, не должна бы казаться плодотворной.

Не говоря о том, что оставляет воспоминания лишь небольшая часть лиц соответствующего круга, и это обычно люди особого склада ума и характера, так что представительными их сведения не могут быть по определению, надо иметь в виду, что людям вообще-то не свойственно чувство "исторической" ответственности за свои высказывания и собственное красное словцо эффектных обобщений дороже соображений о достоверности описываемой картины. Они и не обязаны о ней заботиться. Но человек, интересующийся реалиями прошлого, должен бы иметь в виду это их свойство. К тому же для человека его личные впечатления всегда важнее, а бросаются в глаза, производят впечатление и запоминаются прежде всего как раз исключения, а не обычные вещи (искажение реальной картины чаще всего происходит именно оттого, что исключения и правило меняются местами).

Мне, например, случилось быть знакомым с пятью выпускниками МФТИ, и четверо из них были сильно "идейными". Но никогда бы не пришло в голову по этому впечатлению (коль скоро я не интервьюировал полностью хотя бы один курс или выборку человек в 200-300) "вспоминать", что, видимо, в этом институте политработа стояла на уровне военно-политического училища, или что туда принимали исключительно по партнабору. Однако более типично, к сожалению, иное.

Был, скажем, человек знаком с крупным чиновником, окончившим Пажеский корпус, слышал про еще пару таких, знал, что и соседский губернатор питомец того же заведения – ну и "обобщает", а историк через 100 лет повторяет как факт: "Кузницей высшей бюрократии был Пажеский корпус". Кажется убедительным; мало кому вздумается посчитать и обнаружить, что его выпускники составляли там 3% (ПК не готовил кадры бюрократии, он был привилегированным военным училищем, выпускавшим 30-40 чел. в год). Но даже для историка вполне нормально было сказать: "Да чего там копаться, все известно – мемуаристы же писали..."

Как-то в экспедиции я услышал, как мой старший коллега рассказывает местным о нашем факультете, где учатся "одни дети начальства". Я потом наедине заметил ему, что ведь это совсем не так. "Ну как же, да вот хоть на Вашем курсе – А, и В, и С, и... – Да, но во всей массе таких – 14%" (а я это знал совершенно точно, т.к. будучи старостой, не раз собирал анкеты и по обыкновению не преминул посчитать). Спорить стало не о чем (кто-кто, а он знал цену конкретного исследования и не верить мне не мог). Но... на следующий год в аналогичном обществе он снова говорил то же самое. Почему-то ему это нравилось. Я подумал тогда, что ведь он написал бы так и в мемуарах. И они обладали бы для потомков презумпцией полного доверия – как же, человек ВСЮ ЖИЗНЬ провел в этом заведении – "ему ли не знать!". И никто не задумается - А ОТКУДА?; мог ли он (профессор, а не служащий учебной части) видеть хоть минимальную выборку личных дел тех сотен студентов, которым он читал лекции?

Поэтому я лично придерживаюсь презумпции доверия к мемуаристу (если он не имеет устойчивой репутации лжеца), только в том, что касается описания им событий собственной жизни. Когда же начинаются обобщения типа "в мое время было так-то", "тогда обычным было то-то", а тем паче социологические изыски - извините...
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 61 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →