September 6th, 2018

(no subject)

Вчера был на коллоквиуме и круглом столе в «Мемориале», посвященном юбилею объявления «красного террора» (хоть там и эсеровский такой крен, но из-за темы не счел вправе отказаться). Говорил о КТ как политике стратоцида, что, собственно, только и является его спецификой, делающей его несравнимым со всякими другими «жестокостями» и не имеющим аналога в действиях других сторон Гражд. в-ны. Но обнаружилось, что и др. докладчиками, и присутствовавшими «террор» понимается как вообще всякое насилие: и любые полит. репрессии, и убийства революционерами отд.лиц, и полевые суды над такими убийцами, и подавление восстаний – всё это сплошной «террор», только один «революционный», а другой «государственный», и было не понятно, чего тогда было говорить о КТ.
Удивляться ли, что до публики как-то даже и не доходит, что истреблять вполне определенных ведущих какую-то борьбу политических противников и - людей, само существование которых (в силу их занятий, образования, происхождения и т.д.) представляется нежелательным и ненужным – вещи совершенно разные.

Был, конечно, затронут вопрос «реабилитаций». Тут имеется абсолютное непонимание, что режим, реабилитирующий своих реальных противников, тем самым перестает быть самим собой, а пока не перестает – этого по общему правилу (за исключением каких-то пропагандистских исключений) делать не может.