October 26th, 2014

(no subject)

Много говорят о «Валдайской» речи, будто бы знаменующей какой-то новый этап «впервые после 2007». Мне же показалось, что она, напротив, представляет собой объяснение прошлого - политики последнего полугодия и дезавуирует мартовскую речь (которая, действительно, нечто новое несла и о которой теперь избегают вспоминать). Каковая политика была чередой отступлений и уступок (при том, что с каждой новой уступкой санкции росли), начиная от признания легитимности «фашистской хунты» до принуждения Донбасса к условиям «Минского мира», скидки на газ и списание части украинского долга (ожидания патриотических кругов насчет «заморозки» Украины были, конечно, совершенно смехотворны: газ она получит в любом случае).
Объяснено все это было желанием «остаться в Европе» (США, объявленные единственным злом, вынесены за скобки). Как ни комично эта неразделенная любовь выглядит в сфере реальной политики (те, с кем хочет быть РФ, неотделимы от США, что ежедневно и демонстрируют), позабавило меня другое. Демонстрация вождем верности «европейскому выбору» подвесила в воздухе проклятия запутинской общественности в адрес «либералов» и «западников», заклинания об «особом пути», президентской «революции сверху» и т.д. Дав в свое время отмашку соответствующей кампании, П. даже не счел нужным позаботиться, как это дурачье будет выглядеть при коррекции «генеральной линии». Впрочем, ему (дурачью) это тоже все равно.