March 17th, 2011

Национал-демократия как конец российской истории

Народолюбцы – публика забавная. Но некоторые смешнее других. Недавно большим другом русского народа обнаружил себя Д.Фурман. То обстоятельство, что власть Москвы-Петербурга, имела обыкновение контролировать слишком большое пространство, представляется ему крайне досадным и неправильным. Не то чтобы русские («возмещающие свое бесправие тем, что во главе подавляющей другие народы власти стоят их представители») ему особо нравились, но русский народ (которому на протяжении многих столетий в русской империи было ужас как плохо) он очень любит. Он сочувствует русским националистам, недовольным избытком нерусских в имперской элите, ему обидно, что в Гражданскую войну никто из русских, в отличие от «националов», не воевал за маленькую «русскую Россию».

Но более всего огорчает его то, что русские никак не могут допереть, как хорошо им будет в небольшом чисто-национальном государстве, каковое и станет, по его мнению, «концом российской истории» (тут логика есть: коль скоро демократия, как объяснил Фукуяма, вообще есть конец истории, то концом российской, понятно, будет русская демократия). Тут он возлагает большие надежды на объявившуюся в последнее время «национал-демократию» - типа В.Соловья, С.Сергеева и др., на коих и ссылается («зародыши освобождения русского самосознания от имперского плена» видятся ему в «не всегда внятных идеях Солженицына» и «смутном сознании русских националистов, поддерживавших в 1990-91 г. российский суверенитет»).

Потянул он за правильную ниточку, но слишком тонкую. Потому как объективно есть народы большие (если угодно, «великие») – и малые. Первым национализм как таковой не свойствен, а свойственно то, что конкуренты называют «великодержавным шовинизмом», а малым – национализм как его обычно понимают (этнический). Если «национализм» первых носит «интегрирующий» характер - для них характерно стремление вобрать в себя и растворить в себе окружающую периферию, и они обычно создают империи, то вторых – «изолирующий» (они обычно озабочены сохранением своей «самобытности», чтобы не раствориться в больших). Так вот тот национализм, который исповедуют Соловей и Ко – именно такого рода, это национализм чукчей. Поскольку в соответствии с «ленинской национальной политикой» борьба в СССР велась именно с «великодержавным шовинизмом» русских, а не с их «национализмом» (косоворотки, балалайки и прочий фольклор - это пожалуйста), то и у русских удалось вывести национализм, подобный якутскому. Но не у всех. Collapse )