October 14th, 2010

(no subject)

В предыдущем посте надо было, наверное, пояснить про Радзиховского, а то многие не поняли. Есть известная категория людей (объединенных не столько личностными свойствами, сколько политическими взглядами), которым свойственно бояться не тех, кто больше всего ненавидит их, а тех, кого больше всего ненавидят они сами. Предмет фобии может варьироваться, но поведение всегда то же.

В 90-х (когда пугалом была «империя») мне приходилось писать следующее: «Вздумай кто из правителей обратиться к дореволюционному наследию — реакцию демократической интеллигенции предсказать несложно: побегут заливать огонь российского империализма, начнут искать для объединения против него "сохранивших свой интернационализм коммунистов" (а, не найдя таковых, будут заигрывать со всякими). Но только возможный в ближайшем будущем постсоветский правитель - это ведь не Колчак и не Врангель. Он гораздо проще сам найдет, пожертвовав частью взятой напрокат дореволюционной атрибутики, общий язык с коммунистами — на "державной" основе. Так что, поспособствовав удушению гидры контрреволюции, наши демократы от красного-то "державничества" все равно никуда не денутся и свое получат. Похоже, что наступит время, когда ненавистники империи и рады будут вернуть соответствующие нравы и установки, да от них и следа не останется».

Эти соображения в редакции одного либерального журнала из моей статьи тогда выкинули. Но через несколько лет тот самый правитель (Путин) все равно появился. Теперь вот они скулят, недовольные, а кто поумней, как Радзиховский, научаются видеть в нем меньшее зло по сравнению с тем, чего боятся.

Только боятся они снова не того, чего следовало бы. Отечественный «фашизьм» (т.е. русское национальное движение) как политическая сила существует только в их воспаленном воображении: пресловутые «красно-коричневые» – на самом деле «красные» (которым в реале без такого довеска – никуда). Настоящие-то националисты (если угодно, «коричневые») в красном довеске вовсе не нуждаются, но таких у нас (кроме каких-нибудь «скинхедов») практически нет.

Так что получат они, в случае чего, по морде от нового поколения тех, от кого получили их предшественники-«космополиты» во времена, когда ни о каком русском национализме речи вовсе не было, а безраздельно царствовала в лице не разложившегося еще Совка «социальная справедливость», - от продолжающих ту же советскую традицию на новом этапе.

Другое дело, что, может быть, «внуку Арбата» приятнее думать, что бьет его не потомок подельников его деда, а невесть откуда взявшийся (не иначе сбежавший в 45-м из Берлина в Москву) враг-фашист. Это, соглашусь, некоторое утешение.