March 4th, 2007

Еще один штрих

В 1990-91 гг. я немного занимался публицистикой. Моя позиция (сто лет назад совершенно обычная) тогда выглядела более чем оригинальной, и почуяв, как ворон, «свежатинку», со мной захотел встретится один модный тогда заокеанский политолог - не Бжезинский, конечно, но его единомышленник из бывших соотечественников. (Его волновало, кто ЗА МНОЙ СТОИТ; уразумев, что это «самодеятельность», успокоился.) Ну, побеседовали мы. Я, наконец, говорю - ну хорошо, давайте меняться: вы мне империю, я вам – равноправие евреев. Не согласился.