Волков Сергей Владимирович (salery) wrote,
Волков Сергей Владимирович
salery

Categories:

Отклик на отклики

Не мог своевременно выйти в ЖЖ, поэтому пробую ответить на отклики по пред. посту разом, тем более, что они сходные и касаются «внешнего фактора»: большинствово высказавшихся сценарий конца режима связывают именно с ним, уповая на экономическую зависимость от внешнего мира или даже на возможность военных действий с последующим «распадом России».

Мне трудно разделить это мнение. Не потому, что внешнее вмешательство не может в принципе привести к падению режима, а потому, что в данном случае оно в достаточных масштабах (тем более в воор.форме) невероятно. Называют Запад, Китай, исламский мир... Из всех возможных внешних сил только Китай представляется силой, способной в принципе нанести России существенный ущерб, отобрав восточные территории (потому что в состоянии физически «заполнить» их). Но до этого еще далеко.

Исламский мир, с коим норовят брататься всякие наши «антизападники» и «евразийцы» и пр. пока он кажется союзником против Запада, не сможет нанести особого ущерба (хотя неприятности, конечно доставит), обратись он непосредственно против России. У нас нет той беззащитности против его носителей, какая вследствие «политкорректности» наблюдается у европейцев, и с ним справится любая власть, вынужденная призвать к отпору. Это будет прекрасный мобилизующий фактор.

Такой же фактор, кстати, неплохо работает сейчас в отношении Запада, хотя последний опасности вовсе не представляет. Патриотическая мобилизация против реально не угрожающего противника – реальное средство консолидации режима. Все, чего Запад мог желать, уже давно произошло: геополитическое пространство с центром в Москве, потеряв половину территории и потенциала, перестало быть потенциально опасным самостоятельным фактором. Но больше Запад ничего не мог бы сделать при всем желании.

Да и желания у него такого нет – ему бы удержать «статус кво», максимально закрепив отпавшие «самостийщины» в этом их качестве и не дать их воссоединить с РФ. Это позиция по сути оборонительная. Если б не угроза возвращения их в орбиту Москвы, отношения с Путиным были бы вовсе безоблачными несмотря ни на какую его «демократическую недостаточность». Наступать-то на этом фронте пытается именно Путин (чем, в огромной степени и объясняется его популярность внутри страны).

Но главное – Запад НИЧЕГО НЕ МОЖЕТ сделать с теми, кто не живет по его понятиям. Нынешний Запад не способен по-настоящему воевать и контролировать сколько-нибудь значительные территории. Даже США, не говоря о прочих англо-французах. Он ничего не способен поделать ни с Ираком, ни с Афганистаном, ни, тем более, с Ираном. Мысль же о войне с целью установления демократии в России представляется совершенно фантастичной.

Не приведут к свержению и «санкции». Путин ведь, имея их в виду, тем не менее, сознательно идет на обострение отношений (а он не самоубийца), прекрасно понимая, что «завязанность на мировую экономику» – обоюдоострая, причем для Запада более даже чувствительная (хотя бы потому, что европейцы не могут допустить такого снижения жизненого комфорта населения, какое может стерпеть наше). Конечно, санкции осложнят экон.положение режима. Но этот эффект будет с лихвой перекрыт уникальной возможностью идеологической мобилизации.

Более того, у Запада больше нет пугалок: все, что он мог сделать плохого, он уже сделал, а у Путина карты далеко не исчерпаны. Идея возглавить «борьбу угнетенного человечества» против «золотого миллиарда» весьма популярна в известных кругах. Под прикрытием атомного зонтика (на который никто не рискнет посягнуть) можно дать приют Бен Ладену, вооружать всех и всяческих террористов и т.д. и т.п., словом, наделать оппонентам гадостей больше, чем они ему. Да не будет с Путиным никто всерьез связываться.

То же и с «развалом России». Если даже чисто воображаемая его угроза послужила главным оправданием Путина как явления, то малейший намек на превращение ее в реальность сплотит вокруг него абсолютное б-во дееспособного населения, в т.ч. и 90% нынешних противников. Вот почему сценарии падения нынешнего режима «извне» мне кажутся столь же невероятными, как и внутренние.

Но напрасно писали, что я отказываю русскому народу в перспективах. Напротив, я уверен, что нынешний режим – поизводное и осколок советского маразма – в этом своем качестве обречен, как обречено все противоестественное, и установится одна из нормальных разновидностей власти. Просто это скорее всего не будет результатом политического переворота. И не результатом влияния на власть какой-то другой полит.силы. Я не раз писал, что советоидная власть самодостаточна, ни в каких союзниках не нуждаеется, и такой, какой они ее хотят видеть, не станет. Поэтому смысла набиваться ей в союзники нет никакого: оставаясь сама собой, она никогда не эволюционирует ни в какую сторону.

Но совершенно другое дело – когда она перестает быть сама собой. То есть когда постепенно наполняется людьми других убеждений, и от имени власти начинают действовать они. И вот когда власть под давлением обстоятельств (в т.ч. и внешних), с одной стороны, осуществляет «прагматическую эволюцию» в определенном направлении, а одновременно еще и наполняется людьми, для которых это направление «родное» – тогда и достигается та степень эволюции, на которой власть вовсе перестает быть сама собой.

И тут есть принципиальная разница между ситуацией 91 года и современной. Тогда людей со взглядами, принципиально отличными от советских, даже в самой широкой причастной к власти среде просто не существовало. Были лишь позднесоветские люди с симпатиями к тем или иным взглядам – кто-то тяготел к демократизму, кто-то к национализму, кто-то искал идал в более «чистых» адекватных образцах самого комрежима (к традиционализму, замечу, никто не тяготел) и т.д. Но при этом советская составляющая в каждом из них абсолютно преобладала, а симпатии были лишь довеском.

После 15 лет свободного доступа к информации и отсутствия идеологического контроля (хотя основным типом «человека власти» остается советский) такие люди появились. Сейчас у нас есть вполне настоящие сторонники демократии, настоящие националисты и т.д. И тут уже является довеском (если она вообще есть) та или иная степень их привязанности к советскости.

Соответствующих «общественно-политических сил» нет, но люди – есть. И, попадая во властные сферы, они неизбежно окрашивают их соответствующим образом. Совсем необязательно они должны составлять там большинство (они в б-ве случаев активны, а люди «остаточных» взглядов в среднем всегда пассивны), достаточно некоторой «критической массы». И вот от того, какого рода это будет «критическая масса», зависит и облик режима, которому суждено заменить нынешний.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 56 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →