Волков Сергей Владимирович (salery) wrote,
Волков Сергей Владимирович
salery

Categories:

Свято место пусто не бывает

У ведущих ТВ-радио есть, похоже, профессиональная черта – нелюбовь к “империи” (или это такой специфический внутренний отбор идет). Как только собеседник слово нехорошее произнесет – сразу: “ну ведь все империи когда-нибудь рушатся”; обсуждали как-то фильм про Византию - и тут итогом обычное заклинание (причем слово в слово). Удивительно, до чего они любят эту фразу, бессмысленней которой, кажется, и не найти. Чего жить, если все равно помрешь? А империи уж на человеческий-то век хватит. Меня всегда занимало, для чего и для кого они так говорят (вроде как “не беритесь, ребята, бесполезно”). Если против одной в пользу другой – понятно, но борьба с “имперским сознанием” как таковым дело достаточно безнадежное. Тому, что может в принципе претендовать на “имперскость”, оно присуще имманентно, а тому, что заведомо не может – вовсе не свойственно. Империи рушатся, конечно (имеющее начало, имеет и конец), но до этого существуют многие столетия. А когда рушатся, им на смену приходят другие (более того, гибель одних империй есть необходимое условие для создания новых). <lj-cut>

Бог весть, конечно, что еще они при этом имееют в виду. “Империя”-то в обиходе термин столь же неопределенный, как, напр., “интеллигенция”. Но вообще-то на практике оно равнозначно понятию “великая держава”, соответствено “империализм” и “великодержавность” практически синонимы. Понятно, что это, как минимум, государство, вышедшее за пределы этнических границ, имеющее некоторое ядро и подвластные территории. Можно по вкусу добавлять какие-то еще признаки, но они, кажется, вовсе не обязательны, потому что империи могут иметь самую разную структуру, систему власти, состав, порядок нацотношений и т.п.

Собственно, вся человеческая история есть история возникновения, борьбы и гибели разнообразных империй. Ни одному государству еще не удавалось стать великой державой, не будучи империей, т.е. оставаясь моноэтничным и в пределах своей изначальной территории. Создание империй есть результат свойственого всему живому стремления к экспансии, поэтому нет ничего более естественного, чем их создание и гибель в борьбе с подобным же стремлением другого организма. Даже относительно небольшие страны, в силу разных обстоятельств получившие вдруг некоторые преимущества, непременно пользовались ими для экспансии. Португалия, в конце 15 в. первая освоившая путь на Восток, Голландия, создавшая в 17 в. наиболее многочисленный в Европе флот, Швеция, превратившая после Тридцатилетней в-ны и до нач.18 в. Балтику в свое озеро, - на несколько десятилетий становились вровень с первыми гос-ми Европы.

Хотя идеология имперская и националистическая и противоположны по смыслу и духу, но едва ли можно сказать то же самое о национальной и имперской государственности. Прежде всего потому, что без первого не бывает второго, одна перетекает в другую и обратно. В основе любой империи чаще всего лежит все-таки какая-то национальная основа (даже если она при создании и не акцентируется), вокруг которой затем и строится империя. Главная империя наших дней – США, хотя и имеет как бы “вторичный” характер, прошла классический путь территориальной экспансии – от объединения узкой полоски образований на Вост.побережье до контроля над сопредельными океанами. Ну навезли негров, ну приросли, отвоевав у Мексики огромные территории, “латиносами”, ну понаехали ирландцы-итальянцы, а все равно образ американца – это образ белого “англо-протестанта” (хоть доля их и снижается). В каком-то смысле создание империи есть торжество и свидетельство состоятельности некоторой национальной государственности. Процесс превращения нац. г-ва в империю, при поражении снова ужимающегося в “первобытное” состояние, а затем вновь воссоздающего империю (пусть в неск.иных границах) – самый обычный процесс, который неоднократно доводилось видеть на множестве примеров.

“Конструкция” империи может выглядеть по-разному. В одном случае она может быть почти мононациональной (если население смежных территорий истреблено или ассимилировано), как Германская до заморской экспансии, в другом – “имперообразующий” этнос абсолютно преобладает, имея инонациональную периферию (б-во континентальных империй), иногда может составлять даже меньшинство, как в Австрийской (в этих случаях единство обеспечивается либо династической традицией, либо культурным, либо чисто военным преобладанием данного этноса), иной случай – мононациональная метрополия при заморских колониях, иной – “плавильный котел” (основной этнос может занимать компактную территорию, причем не обязательно в центре, а может и не занимать) и т.д. Наконец, империя может формально и не включать в свои границы конгломерат зависимых от нее вассальных и марионеточных гос-в.

Но все-таки империя есть прежде всего государство, и ее цели не отличаются от целей любого государства: продолжать свое существование в веках возможно более успешно, но в качестве себя самого, т.е. этого же самого образования. Никакая империя не может ставить себе целей, лежащих за этими пределами и означающих переход в другое качество, т.е. самоуничтожение. Никогда еще ни одной империи не удавалось, например, установить мировое господство, а если такая мысль в пылу успехов иногда и возникала, то невозможность ее быстро становилась очевидной даже самым честолюбивым завоевателям.

Качественно иное явление представляют образования, создавемые для реализации к-л всемирной идеи, т.е выходящей за рамки не только национальных, но и вообще всяких государственных (в т.ч. имперских) границ. Поэтому не был, напр., империей (при всех внешних атрибутах – многонац. г-во, импер. п-ка и т.д.) СССР. Он был зародышем (только нереализовавшимся и потому вынужденным играть в “настоящее” г-во) ВСЕМИРНОГО г-ва, призванного воплотить известную идею и – “отмереть”. Точно так же, если США действительно выдвинется на роль реализатора идеи глобализации и будущего центра “мирового правительства”, то это будет означать переход нынешней американской империи в совершенно иное качество. И если идея, напр. “Великого Турана” есть идея вполне имперская, предполагающая конкретные национально-территориальные очертания, то идея “Всемирного Халифата” – идея того же рода, что названные выше. Если нечто подобное осуществиться,тогда, конечно с “имперским началом” будет покончено. Но не знаю, такой ли исход имеют в виду ненавистники “империализма”.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 31 comments