Волков Сергей Владимирович (salery) wrote,
Волков Сергей Владимирович
salery

Category:

О цензуре

Нынешние дурацкие поползновения к блокировке каких-то сайтов, лишний раз возвращают к мысли о природе и смысле тяготения к запретам на «слово». Цензура как стремление людей запрещать другим говорить какие-то неприятные им вещи (имеющие такую возможность, вплоть до поганого Цукерберга, это обычно и делают) психологически вполне извинительна, но с точки зрения практической пользы ее ценность сомнительна, а, пожалуй, в большинстве случаев и просто вредна для самого «цензора».

Меня-то цензура всякого рода раздражает тем, что мешает создать адекватное представление о предмете. По-моему, за исключением лишь некоторых жанров, не стоило бы устранять даже ненормативную лексику. Я и в ЖЖ банить избегал, и редактирование чужих текстов (когда доводилось) стремился свести к минимуму. Поскольку доведение до всеобщего мнения представления о сущности человека считал более важным, чем устранение «шероховатостей» текста. В конце-концов должно быть видно реальное содержание автора, а то «причешешь» - и вроде как человек приличный получается, а на самом деле – хам и свинья.

Казалось бы, и заинтересованным субъектам (хоть властям, хоть сообществам) полезно знать, кто есть кто. Но эмоции берут верх и начинается истерика. Ну как это так позволять человеку говорить, что он хочет уничтожить, допустим, всех чукчей?! А почему нет? Чукчам же должно быть интересно и важно знать, кто этого хочет. Неужели лучше, когда хотят, но до того времени, когда получат возможность, вынуждены молчать? Да и разумное государство предпочтет знать, с кем оно имеет дело и как-нибудь переживет ради того поношение своих «святынь».

В основе, думаю, лежат преувеличенные представления о возможности несанкционированных «влияний» и происходящие от того страхи. Но большинство устремлений возникает спонтанно, на основе собственного опыта и мироощущения в соответствующей обстановке, а не потому что кто-то «сагитировал». В каких-то отвлеченных вещах (мудрость правителя, благость политического строя, правильность линии партии и т.д.) государственная пропаганда оказывает решающую роль (на ней собственно, и основано управление «массовым обществом»), и тут она заведомо вне конкуренции и частных «альтернатив» может не опасаться.

Но в том, что касается чувств и эмоций человека по отношению к окружающим и вообще в том, что касается его личного поведения, даже она почти бессильна (так, советская пропаганда вполне преуспела в воспитании веры в идеи коммунизма и правоту соввласти, но была бессильна привить «сознательное отношение к труду», трезвость и т.д.: человек не посягал умственно на правильность линии партии, но работать стремился поменьше, а домой утащить побольше).

Тем более наивно думать, что на симпатии человека может повлиять пропаганда «частная». Если его личный опыт общения с какими-то органами власти или представителями какой-то профессиональной и этнической общности заставляет сделать определенный вывод, то «газетные» мнения по этому поводу едва ли могут его в нем поколебать. Для того, чтобы испытывать к кому-то антипатию, совершенно достаточно просто ее испытывать по своим внутренним ощущениям, тогда как «возбудить» и «разжечь» ненависть к тому, что он считает вполне симпатичным, весьма проблематично. В печати-интернете человек ищет созвучное его личному опыту, а не наоборот. Цензура тут бессильна.
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author