Волков Сергей Владимирович (salery) wrote,
Волков Сергей Владимирович
salery

Categories:

В утешение пацифистам

Уничтожение турками нашего самолета усилило и без того полюбившиеся публике предсказания о «войне» (ну, если не революция, не «крах режима», то хоть война: чем-нибудь да хочется нервы пощекотать). Да только опять напрасно. Даже если США и РФ примутся сбивать самолеты друг друга над Сирией или, пуще того, отдельные подразделения их пехоты столкнутся где-нибудь на территории третьих стран – это еще не «война» (в Корее вон американцам противостояло аж миллионное китайское воинство, а войны между КНР и США от того не проистекло, а уж от того, что израильские самолеты сбивались в основном советским персоналом, войны между СССР и Израилем – тем более). Война – это вторжение на территорию противника или, по крайней мере, удары непосредственно по ней. Но вот такого ни одна из великих держав по понятным соображениям в отношении сопоставимого противника предпринимать не станет.

А какой-нибудь «Вьетнам»… ему, вообще-то, по логике вещей, уже пора бы случиться, но индивидуальные особенности лидеров главных стран пока тому препятствуют. В условиях, когда после ВМВ объявлять друг другу войну стало «дурным тоном», а воевать-то все равно приходится, всякого рода опосредованные войны чужими руками или прямые, но неофициальные («гибридные» - дурацкое какое-то слово) становятся, естественно, магистральным путем. Но в данном турецком случае едва ли и здесь далеко зайдет.

Если не принимать всерьез всеобщий лицемерный бред о желании совместно бороться против «террористов» (по факту противоречия и вражда между США и РФ и даже крупных региональных держав друг с другом неизмеримо сильнее, чем любой из них - с Халифатом), достаточно очевидно, что РФ в Сирии «воюет» если и не с США (ну разве очень-очень «опосредованно»), то напрямую с Турцией (так что сбитый СУ - удар вовсе не «в спину», а прямехонько в лицо). Во всяком ином случае такая атака была бы, разумеется, абсолютно невиданным свинством, совершенно невозможным между невоюющими странами.

Но дело обстоит иным образом, и турки предпочли бы, чтобы РФ по десять раз на дню просто «нарушала ее воздушное пространство», чем бомбила в Сирии турецкое воинство (даже ни разу через границу не залетая). А именно этим российские самолеты главным образом и занимаются, и вот это туркам совершенно невыносимо (если б чьи-то самолеты бомбили, да еще возле самой границы, повстанцев, ориентированных на данную страну, всякая сбивала бы их при первой возможности и под любым предлогом).

Путин с Эрдоганом ссориться вовсе не желал (даже пытался заигрывать), но объективно получилось так, что, выполняя в Сирии единственно возможную ограниченную задачу (закрепления за Асадом прибрежной части Сирии), ему пришлось наступить на ногу именно и прежде всего Эрдогану, поскольку этой полосе угрожает вовсе не Халифат, лежащий много восточнее, а именно чисто протурецкие («Нусра» и прочие) группировки, которые воюют как раз на примыкающей территории. Естественно, что на них и пришлось 90% всех РФ-ных ударов.

Турция после прихода к власти исламистов однозначно взяла курс на возрождение империи (Эрдоган не скрывал намерение «вернуться туда, где были наши предки»), что повлекло совершенно иное поведение: стремление доминировать на всем БВ и покровительствовать всем суннитам (в т.ч. резко ухудшились отношения с Израилем). На СА и Египет претензии, конечно, пока не распространяются, но распавшиеся Ирак и Сирия вполне мыслятся как зоны влияния, и прежде всего Сирия, где, в отличие от Ирака, суннитов абсолютное большинство и есть тюрки. Хоть и принято во всем видеть руку только США, но турки в данном случае выступили как совершенно самостоятельный игрок, и это прежде всего они инициировали восстание против Асада, и теперь, наплевав на США (которые все равно не могут с ними ссориться), проводят свою независимую политику (вместо Халифата бомбя курдов).

Путин и Эрдоган люди одного склада, но разница в степени решимости и характере мотивов действий на БВ у них совершенно разная. Для Эрдогана контроль над Сирией и исламско-имперская задумка – «дело жизни», он и показал, что готов на всё. Для Путина вся внешняя политика служит лишь цели укрепления власти внутри страны: по большому счету - перейти «на положение Китая», т.е. добиться того, чтобы «Запад» в лице США раз и навсегда отказался от претензий к политической системе РФ и покушений на нее. В Сирии, как и везде, он стремится занять такие высоты, с которых мог бы всерьез об этом договариваться (а договорившись – сдать их), но Сирия - лишь одно из этих направлений. Она для РФ совершенно не так важна, как для Турции.

Поэтому Путин, скорее всего, утрется, и, сделав ряд воинственных заявлений для внутрироссийского употребления, спустит дело на тормозах (как то уже имело в гораздо более важном для РФ месте - на Донбассе весной прошлого года). В ином случае логично было бы усилить военные действия именно на «турецком» направлении и выйти на турецкую границу, отрезав от нее туркофильские группировки, Но это, как показал инцидент, связано с необходимостью сбивать турецкие самолеты (а тогда уж заодно и бомбящие курдов), а на это вряд ли Путин пойдет. Едва ли он решится даже перетащить в Сирию достаточно С-400 (хотя как жест это не исключено). Так или иначе, полноценный турецкий «Вьетнам» не кажется здесь особенно вероятным. Разве что турки этого захотят, но тогда, похоже, придется отступить и в итоге ограничиться сохранением под контролем алавитов более скромной территории, чем предполагалось.
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author