Волков Сергей Владимирович (salery) wrote,
Волков Сергей Владимирович
salery

Categories:

О пределах диалога

Хотя известным числом умов владеют представления, что всё, что не «демократия» есть «фашизм», а что не «патриотизм» - то «масонский заговор» (понятно, что как человек нуждается в максимально простом объяснении, так и любая пропаганда требует, чтобы все враги были заодно), на самом деле есть разные аспекты – геополитический, национальный, экономический, политический, не говоря уже о религиозном, социальном, эстетическом и т.д., и либерал может быть как авторитаристом, так и демократом, националист – как либералом, так и социалистом и т.д. С другой стороны, люди могут почти во всем придерживаться сходных взглядов, но принадлежать к конкурирующим общностям («а островок, на который ты претендуешь, я тебе не отдам»). Почему в конкретных конфликтах бывает, что на одной стороне оказываются люди совершенно противоположных убеждений, более близкие по многим из них к тем, кто сражается на противоположной стороне.

Поскольку по каким-то аспектам сойтись бывает вполне возможно (спорить вообще можно только о частностях), диалоги между разномыслящими людьми в принципе оправданы. Пусть даже на практике уважительные диалоги крайне редки в силу особенностей чрезвычайно распространенного маргинального сознания, когда все, минимально выходящее за пределы взглядов, принятых в данной «секте», воспринимается как равное зло и, более того, воспринимается с тем большей ненавистью, чем оно ближе к основным ее постулатам (ну, известно, что «еретиков» ненавидят больше, чем полных супостатов).

Однако есть предел, когда диалоги становятся бессмысленны. Ну, само-собой, они нелепы, когда по данному конкретному аспекту стороны придерживаются взаимоисключающих взглядов (как безумен спор гея с «натуралом» по вопросу о женской привлекательности, либерала с социалистом по экономическим вопросам, республиканца с монархистом о форме правления и т.д.). На этом можно не останавливаться. Но есть и как минимум два случая, в которых во всяком случая я лично спешу завершить общение.

Во-первых, когда выясняется, что на самом деле собеседник преследует цель, теме разговора постороннюю и для тебя чуждую либо просто не интересную. Ну вот обсуждается, скажем, целесообразность или эффективность массовых внутриэлитных репрессий – ну вообще как политический феномен, а оппонент на самом деле имеет в виду защиту интересов какого-нибудь конкретного «право-троцкистского блока». Или вот как-то долго беседовал я с одним таджикским режиссером на достаточно общие темы среднеазиатской геополитики, пока спустя часа полтора не выяснилось, что все, что он говорил, имело целью всего-навсего доказать особенную добродетель одного из субэтносов (к коему он принадлежал).

Во-вторых, когда становится очевидным, что какой-то один аспект, причем совсем не тот, по которому ведется диалог, имеет для собеседника столь преобладающее значение, что он готов принести ему в жертву все остальные, отчего диалог, начавшийся на взаимоприемлемой почве, по смыслу оказывается «спором гея с натуралом». (Если же это известно изначально, диалога вовсе не происходит, хотя бы его потенциальные стороны по отдельности вещали абсолютно идентичные вещи; напр., «Сапожник» и Е.Просвирнин одинаково рьяно ратуют за «свободные и честные выборы», но невозможно представить их обсуждающими, как именно таковые устроить и как добиться их проведения.)

К сожалению, люди не склонны ценить то немногое, что их объединяет, и не довольствуются тем, что собеседник разделяет хотя бы некоторые их убеждения. Наблюдения за дискуссиями в Сети всякий раз укрепляют меня в обыкновении избегать длительных диалогов, а споры затевать только с самыми симпатичными людьми.
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author