Волков Сергей Владимирович (salery) wrote,
Волков Сергей Владимирович
salery

Category:

О мнениях разной природы

Случился тут у меня небольшой диалог. Один взаимофренд (настолько раздраженный поведением людей, относящих себя к «креативному классу», что практически стал путинистом), взялся обличать «либерал-оппозиционеров» за то, что они не считаются с мнением народа, на что я заметил, что и любая власть относится к мнению быдла точно так же (и совершенно правильно). Тогда, обидевшись за «народ», он спросил – а с чего это я не отношу к быдлу самого себя. Я тогда ответил, что, как минимум, потому, что вот он меня читает. Но вообще-то о разнице между мнениями людей разного рода можно сказать и более определенно.
Я известный противник политкорректности, и «быдло» в моих устах не ругательство, а констатация совершенно естественного, «исходного» состояния абсолютного большинства населения, так что нельзя сказать, что принадлежать к нему «хорошо» или «плохо». Это – нормально, а вот отличие и представляет собой те некоторые проценты лиц, мнения и поведение которых и составляет обычно предмет обсуждений. Мнения их отличаются от мнения быдла, собственно, только тем, что являются результатом их самостоятельных размышлений, тогда как быдло мыслит так, как ему кем-то (властью, СМИ, «общественным мнением» - всем, что имеет возможность донести посыл до массы) «было сказано». Помню совершенно восхитительное письмо, полученное в «перестройку» в одной редакции: человек возмущался: теперь вот один пишет одно, а другой – противоположное, «так как же можно в этих условиях составить собственное мнение?!»

Мнения людей полярного типа могут абсолютно совпадать по содержанию и смыслу. Различна их природа: в одном случае они являются результатом сознательного выбора из разных возможных вариантов, то есть действительно «собственными убеждениями», а в другом – результатом однозначного внушения ДРУГИХ людей. Но чтобы самостоятельные умозаключения стали вообще возможны, необходимо пройти некоторую цепочку условий: 1. Надо проявить интерес к вещам, находящимся за пределами повседневного быта и первичных жизненных потребностей. 2. Заинтересовавшись, надо получить о них некоторое представление, т.е. всерьез «учиться»: не обязательно в вузе (тем более советском), но читать МНОГО КНИЖЕК (желательно в основном не о том, «кто чего думал», а про то «как оно бывало»). 3. Получив знание о реалиях и возможном спектре мнений по их истолкованию, надо сделать свой собственный ВЫБОР (ну или придумать что-то «совсем свое»), который единственно только и будет тем, что принято называть «сознательным убеждением».

Я не знаю, что потребно для первого условия и по какому принципу распределяется среди людей эта «искра Божия», но по факту абсолютное большинство за пределы чисто шкурного интереса никогда не выходит. Что касается остального, то, конечно, можно прочитать совсем не те книжки, какие надо, или читать их плохо, по принуждению (ну, например, семья обязывает), или вскорости их забыть и перепутать. Наконец, можно быть элементарно глупым (интеллигентный дурак – типичнейшее ныне явление), а потому сделать неадекватные выводы из усвоенного и соответствующий выбор. Такой человек будет, разумеется, нести и в качестве своего собственного мнения какую-нибудь чушь. Но существенно то, что это все равно будет ЕГО СОБСТВЕННОЕ мнение (и к быдлу его, с моей точки зрения, отнести невозможно).
Почему это важно? Потому что во многом определяет политическое поведение.

Самовыстраданному, по-настоящему «родному» для него мнению человек склонен быть несравненно более верен, чем внушенному, и его отстаивать; таких людей властям (в зависимости от того, каковы именно эти убеждения) надо либо привлекать к себе, либо нейтрализовывать. Мнение же быдла как таковое власти уважать объективно нет причины (ей только приходится считаться с его фактическим состоянием в тот или иной момент и принимать те или иные меры), потому что знает ему цену: она либо сама его формирует по своему усмотрению, либо берется переформатировать таковое, сформированное ее политическими противниками. Умная власть при этом эту цену действительно знает, глупая – полагает, что знает, и часто на сей счет обольщается.

В религиозных кругах до сих пор распространено умиление «простой верой» - типа вот человек в невинности своей ничего не знает, а верит, и как это здорово (мне-то всегда казалось что вера во что бы то ни было, данная без альтернативы, вне сознательного выбора индивидом именно ее, ничего не стоит, и человек, прошедший некоторые «искушения», уж гораздо более в этом смысле «ценен»). Столетие назад такое убеждение кончилось конфузом: вера большинства «православного народа» (православного только потому, что довелось ему родиться в определенном месте, а родись он сильно южнее – с тем же успехом был бы мусульманином, западнее – католиком) оказалась более, чем хладной (когда в армии в 1917 отменили обязательность причастия, продолжали причащаться менее 20% солдат). А вот когда попозже во всей красе была явлена «альтернатива», многие действительно «опамятовались».

Есть и еще одно обстоятельство, в силу которого на «народное мнение» власти не стоит ни полагаться, ни воспринимать всерьез. Человек с внушенным мнением сравнительно редко готов публично в нем усомниться (и даже перед самим собой), но на практике может вести себя не так, как, по идее, предполагает приверженность данному мнению. И этом плане представление о сознательном европейском гражданине-демократе совершенно того же рода, что дореволюционное российское представление об обожающем царя мужике-богоносце. Спроси последнего тогда, не имеет ли он чего против царя – он искренне ужаснулся бы: да упаси Боже! А дали ему избирательное право, так он таких депутатов в 1-ю Думу делегировал, что царю ее разгонять пришлось, во 2-ю – и того хуже. Пришлось избирательный закон срочно менять и «богоносное» представительство резко сокращать.

Типичный представитель европейского быдла при любом опросе продемонстрирует неколебимую убежденность в величии и святости демократической системы (хотя местные выборы, где демократия, казалось бы, наиболее «непосредственна», в большинстве игнорирует). Но вот жертвовать ради нее хотя бы кошельком совсем не рвется (сколько ни объясняли ему, что Украина заслоняет собой демократические ценности всей Европы от путинского Мордора, а от 2\3 до 3\4 все-таки сочли, что денег ей давать не надо), а уж воевать...

Недавно, кстати, кто-то из нашей демшизы паниковал: вот нападет Путин на Латвию, а хоть и член она НАТО, более 80% немецких бюргеров могут запросто сказать: «да хрен с ней, этой Латвией». Но к подобному, расходящемуся с ее намерениями «мнению народа» западная власть отнесется, полагаю, с не меньшим пренебрежением, чем наша к мнению собственного быдла на тему, скажем, итогов приватизации и распределения доходов - как и вообще любая всегда относится по вопросам, которые считает для себя принципиальными. Почему частные лица (от которых ничего не зависит, но сколько-то понимающие ситуацию) должны относиться к быдломнениям с большим уважением – тем более непонятно.
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author