Токсичная должность

Новые назначения вызвали очередную волну рассуждений о «развале образования» (похоже, ответственность за эту сферу для назначаемого столь же «токсична», как в СССР - сельского хозяйства). Не так, понимаешь ли, реформировали, а надо… Да пусть бы весь Минобр со своими программами, ФГОСами и этой самой «образовательной системой» провалился бы к чертям – ну что бы за трагедия случилась? Стало бы только лучше. Государство все равно какой-то минимум для своих нужд обучало бы (и, поскольку, скорее, минимум – то более высокого качества). Корпорации все равно готовили бы для себя кадры – и так, как это им действительно нужно. Научные учреждения – по-другому и тоже, как надо именно для науки. Для тех немногих, кому «просто для себя интересно», всегда нашлись бы те, кто им бы это обеспечил.

По-настоящему образованных людей все равно ведь было бы не больше, чем их может быть (по биологическим возможностям такое образование усвоить), а формально-образованных было бы лишь примерно столько, сколько действительно необходимо (а не нынешние толпы невежественных «образованцев», не нужных ни бизнесу, ни государству, ни самим себе).

Немного о существенном

Разговоров про путинское послание хватит надолго. Но сказать на самом деле можно немного. Это, в общем, логичное и ожидаемое продолжение недавнего предложения убрать из президентских сроков слово «подряд». Путин обозначил примерный способ своего правления после 2024 и именно такой, о котором я 21 декабря писал как о наиболее рациональном (условно «китайско-иранском»).

Президент и премьер превращаются в примерно равновеликие фигуры, не имеющие всей полноты власти, и работающие под надзором «аятоллы». Формальная должность коего прояснится после того, как станут известны поправки относительно полномочий Государственного совета, но, возможно, и какого-то иного органа типа СБ: существенно только сохранение реального контроля над силовыми структурами (тот же Дэн Сяопин в роли «аятоллы» не был ни генсеком, ни президентом, ни премьером, а только председателем Центрального военного совета).

В принципе официальное придание Госсовету решающих полномочий вполне логично, т.к. это именно этот орган (в отличие от шутов из ГД и СФ) состоит из реально значимых высших лиц: кому же и править, как не его главе. В свете этого вопрос о преемнике не принципиален. Это может быть сначала кто-то «временный» из близких ровесников, а по мере одряхления П. и Ко – представитель нового поколения (предположительно из силовиков), а может – и сразу «молодой», которому предстоит пройти проверку первым сроком.

Все остальное не очень существенно. Много говорят о закреплении приоритета внутреннего законодательства. Но всякое «международное право» существует (и не может существовать иначе) лишь как чисто договорное, и не может распространяться на государство, из соответствующих договоров вышедшее. Но П. не хочет выходить даже из СЕ и выбирает вот такую «мягкую» форму, когда «не выходя», в самых необходимых случаях можно «не послушаться».

Еще меньше реального смысла в запрете иноземных ВНЖ. Среди означенных категорий таких очень мало, и это имеет только пропагандистское значение: показать недовольной публике волю к «национализации элиты». На практике ведь дело не в ВНЖ, а в обладании зарубежными активами и собственностью, имея которые, получить ВНЖ «после бегства» ничего не стоит. Надо либо создать условия, исключающие внутренние стимулы непременно заручиться возможностью сбежать, либо полностью запретить не только самим элитариям, но и всем членам их семей владение зарубежным активами, а также проживание семей и обучение детей за границей. Но т.к. ничего подобного осуществлено быть не может, то вопрос о «национализации» в обозримом будущем не стоит.

(no subject)

Недавно только обмолвился относительно соотношения «знать - мыслить», а тут, оказывается, популярному златоусту предоставили возможность демонстрировать свою сущность в Совете Федерации. Думаю, с идеей величия мысли и ничтожества знания он должен был найти там благодарную аудиторию (между нашим истеблишментом и народом нет культурной разницы: что называется «плоть от плоти»). Но с призывом учить «не знанию а мышлению» он ломится в открытую дверь. «Мыслят»-то у нас все поголовно (даже кому совсем не обязательно). Это знающих мало.

Вся штука в том, что те, кто «не знает», мыслят НЕАДЕКВАТНО. И если случается, что и знающие могут мыслить неправильно (ну бывает: память у человека отличная, а глупый он или находится в плену какой-нибудь бредовой идеи, от несоответствия которой фактам «тем хуже для фактов»), то уж непросвещенные (да элементарно «невнимательные») не могут адекватно мыслить в принципе. Ну не существует таких умов, которые могли бы обойтись без реального знания, содержащегося в их собственной голове, а не где-то вне ее (не верю я ни в каких «ясновидящих»).

Знания ведь в сущности есть результат «коленопреклоненного созерцания действительности». Казалось бы, даже простая наблюдательность уже могла бы помочь «мыслить». Но… одни и те же люди из месяца в месяц прогнозируют по ничтожным поводам какие-то «большие потрясения», ничуть не смущаясь тем, что их ожидания постоянно не оправдываются. Вроде бы даже собаки научаются отличать кнопку, выдающую пищу, от бьющей током. Вот только что события породили волну бредовых ожиданий (лента «Яндекс.Дзена» дает широчайший охват народных суждений), в которой 3-4 разумных голоса на сотню были практически незаметны (и даже после того, как иранский «удар» оказался столь же «платоническим» как в свое время американский по Сирии, число трезвых суждений выросло не более, чем до 15-20%).

Разумеется, никто не способен предвидеть события во всех деталях или с идеальной временной точностью. Но если знать и помнить, как то или иное лицо (институт, сообщество) вели себя в 10 подобных случаях, вполне возможно предположить, как поведет и в очередной раз. А если знать про 100 случаев, прогноз будет на порядок увереннее и т.д. «Знающий» может ошибиться, допустим, в одном случае из 10, но просто «мыслящий» - в девяти. Есть разница? По мне - так и между экспертами, ошибающимися в 3-4 и в 6-7 случаях из 10 разница уже огромная: первых стоит слушать, вторых - нет. А разница-то между ними именно в том, что у одних «знания» в голове, а у других – «в Интернете».

Повинуясь воле народа

Часто встречаю мнения, что ЖЖ умирает. Мне он тоже нравится гораздо меньше (но не идти же в ФБ, где какая-то сволочь вправе удалить «неправильный» текст и даже наказать отлучением от счастья). Лет 15-20 назад (при необходимой доле разного рода помешанных, «троллей» и т.п.) ЖЖ все-таки был площадкой, где общались хотя бы относительно интеллигентные люди (казалось даже - до половины их было). Но потом в ЖЖ пришел «народ», и такие люди утонули в море скотов и идиотов (до сих пор дивлюсь масштабам и глубине бреда, льющегося в постах и комментариях). Так что ЖЖ стал мало отличаться от «улицы».

С этим, кстати, связано и распространение поголовной неграмотности: народу стало доступно как печатное, так и электронное слово, и он активно себя в этой сфере утверждает. Можно вполне снисходительно отнестись к тому, что люди забывают закрывать причастный оборот, ставят лишние запятые или делают ошибку в малознакомых словах и т.д., но пишущий, скажем, «плоцкие страсти», не отождествляя таковые со словом «плоть», вызывает уже несколько более сложные чувства.

Совершенно не обязательно помнить определения и свойства местоимений, частиц и предлогов, но не сознавать, что то или иное написание меняет смысл… Сейчас вот, например, не видят разницы между «то же» и «тоже» («так же» и «также»), в употреблении «не» и «ни» (а равно слитным/раздельным их написанием в разных случаях) и т.д. Это стало чуть не всеобщим явлением не только в блогах, но в электронных и даже печатных СМИ (кажется, до книг еще не дошло). Видимо, люди мало читают «нормальных» текстов, а в основном – тексты себе подобных и пребывают в убеждении, что они всё пишут правильно.

Есть мнение, что грамотность – «личное дело человека». Пожалуй, что так… Но ведь основы грамотности – не Бог весть какая премудрость, и если человек ухитряется не освоить нормы правописания на родном языке хотя бы «на четверку», возникает обоснованное сомнение в его способности усвоить надлежащим образом более сложные вещи. Когда у «военного эксперта» читаешь что-нибудь типа «Трамп нанес удар, что бы (чел. имел в виду «с целью») показать…», уровень «экспертизы» как-то заранее себе представляешь.

В начале 90-х мне довелось быть проректором одного художественного вуза. По результатам вступительного сочинения зав.кафедрой языка и литературы мне и говорит: «Ну что, за ошибки снижать не будем?». Посмотрев сочинения (на два листа А4 в среднем по 15 ошибок), я по неопытности содрогнулся и настоял, что лучше снизить проходной балл, чем ставить 4-5 за такие тексты. Наверное, напрасно.
Как известно, «творцом языка является народ», и верность идеалам демократии обязывает нас подчиниться народной воле, вполне выражаемой как в практике народного правописания, так и в народном же словоупотреблении.

Вовне и внутри

Почему-то многими считается, что Путин чрезвычайно преуспел во внешней политике, но постоянно терпит провалы в политике внутренней. Ну, если одновременно начитаться западных авторов о «великом и ужасном» и отечественных диссидентов о ежегодно грядущем «крахе режима», такое впечатление может создаться. По-моему, так всё обстоит ровно противоположным образом. Collapse )

Привычные, но напрасные ожидания

Постновогодняя Сеть оказалась переполнена разговорами об уничтожении генерала Сулеймани – естественно, как это всегда бывает в подобных случаях, с преобладанием ожиданий «большой войны», а то и «третьей мировой». И, конечно, как всегда, совершенно напрасно. Публика никогда не научится понимать, что происходить может только то, что обусловлено реальным раскладом сил, интересами сторон и потенциями руководства (причем только в сочетании всех этих обстоятельств).

Вот сирийская эпопея длится уже несколько лет, а всегда нетрудно было предсказать, как кто себя поведет, потому что потенции, базовые интересы и отношения Турции, США, РФ, Ирана, Израиля и др. очевидны и долговременны, и никакие вдруг сбитые самолеты, ракетные «удары», а тем более заявления любой степени «решительности» изменить тут ничего не могут.

Так и в этом случае – никто ни с кем ничего «поделать», в сущности, не может. Иран не способен нанести сколько-то серьезный ущерб США, а США не в состоянии ни сменить иранский режим, ни «победить» Иран. Ну, обстреляют американские базы, попытаются потопить небольшой корабль… (Израиль, да и Хмеймим чуть не ежедневно обстреливают – и что с того?). Если убьют при этом с десяток американцев – Трамп разгромит несколько иранских объектов.

Но и то ответ будет довольно скромным (вон нападение на нефтезавод в СА вообще осталось безнаказанным). На втором сроке Трамп, может и больше погромил бы, но в выборный год ему это совсем не нужно. Да и иранские муллы, какими бы отморозками ни были, а на что-то большее, чем «сохранить лицо», едва ли пойдут. Но даже эффектный обмен «ракетными ударами» - это никакая не «война». Вот разве что удастся дожать Ирак до требования вывода американских войск, что могло бы быть единственной серьезной «подвижкой» в общей ситуации на БВ. Но и такая вероятность лишь «половинная».

Что же до самого события, то при склонности к конспирологии можно было бы полагать, что Трамп сделал это по просьбе Путина (который выиграл от ситуации, пожалуй, больше всех). Не говоря о том, что всякое обострение на БВ ведет к драгоценному для РФ повышению цен на нефть, устранение Сулеймани для П. весьма своевременно. Все последние годы С. играл ведущую роль в организации в Сирии иранских «прокси», которые и составляли основу сухопутных сил Асада, и был в этом качестве незаменим и крайне полезен «общему делу». Но в нынешней ситуации, когда все, что Асад в принципе мог отвоевать, отвоевано (а прочее – либо не может быть взято, либо может и без иранцев), необходимость в С. отпала.

Между тем, С. всегда был ключевой фигурой и в той ожесточенной борьбе, которая шла за влияние на Асада и вообще в Сирии между РФ и Ираном и сильно мешал П. поддерживать дружественные отношения с Израилем, коими П. исключительно дорожит. Конечно, этот фактор (отношения РФ-Иран-Израиль) тоже «базовый», и кардинально смерть С. тут не повлияет, но на некоторое время может быть полезна.

(no subject)

Новый год встречаю, как всегда, с оптимизмом. Ведь что бы ни случилось – будет только лучше. Просто потому, что с тех пор, как сто лет назад случилось предельно плохо, все время становилось только лучше и никогда - хуже. Пусть не совсем равномерно, с какими-то своеобразными пакостями, но, по большому счету, - всегда лучше. Уже потому, что – все дальше от рукотворного безумия и ближе к естественному бытию.

(no subject)

Недавно наткнулся на сообщение, что кто-то выложил в Сеть список вопросов конца XIX в. к вступительному экзамену в Тринити-колледж (типа "Дайте оценку внешней политике короля Генриха VIII до 1520 года», «Усилила ли казнь Марии Стюарт позицию Елизаветы I?"), каковой экзамен современными пользователями Сети был сочтен чересчур сложным…

Тут вот все чаще говорят, что учить надо не «знанию», а «пониманию». Это, однако, все равно, что «научить быть умным», что невозможно. Ну, и если знание без понимания еще имеет какой-то смысл (хотя бы просто «интересно»), то «понимание без знания» – это вот именно то, что составляет основную причину большинства практикуемых ныне глупостей. Мысль о том, что в условиях доступности всяких википедий «знать» надо не меньше, а больше (чтобы среди множества сведений отличать достоверные) публике как-то совершенно не близка.

Ливия

Готовлюсь с интересом наблюдать, как там получится в Ливии. Эрдоган всерьез вознамерился послать войска на помощь исламистам из Триполи против Хафтара. Откроет, значит, еще один фронт в пользу «братьев-мусульман», подобный сирийскому. В Сирии-то Путин в очередной раз (который уже), наступление против эрдогановых подопечных в Идлибе, кажется, приостановил (снова «до лучших времен»). И, конечно, несмотря на то, что туркам до Африки дотягиваться не многим легче, чем ему, отступил бы и в Ливии (как всегда отступал перед Эрдоганом).

Но тут есть существенный нюанс: Хафтара поддерживает не один Путин, а (по своим соображениям) и некоторые европейские страны, прежде всего Франция. Но главное - еще и враждебный туркам Египет, непосредственно с Ливией граничащий (с которым П. уже созвонился). Что и делает ситуацию не столь однозначной. Резко прибавить оборотов и помочь Хафтару взять Триполи до прибытия турок, видимо, оказалось слабо, и теперь интересно, схлестнутся ли всерьез «вагнеры» и египтяне с турками, или до поры до времени учредят по сирийскому образцу какую-нибудь «зону безопасности».

(no subject)

Всегда находил довольно занятным, что разного рода борцы с режимом склонны представлять дело таким образом, что имеет место противостояние «власти» и «народа». Не потому только, что это понятия не одного порядка («власть» вполне конкретна и субъектна, а такого субъекта как «народ» не существует), а потому, что если кто и противостоит друг другу – то это на самом деле всегда разные части населения (если угодно, того самого «народа»).

В РФ в общественно-политическом пространстве реально представлены, по большому счету, только две позиции: условно «сталинисты» (весь спектр коммунячьей и советофильской левоты, с некоторой приправой красного «православного монархизма», сводящейся к «особенной гордости» и ненависти к любым формам проявления человеческого естества) и «либерасты» (всё то, что использует «либерально-демократическую» фразеологию и по видимости привержено нормальной экономической модели, но занимает абсолютно антинациональные и антигосударственные позиции).

Обе они обязаны своим сложением специфической истории нашей страны последнего столетия и равно противоестественны для любой нормальной государственности, но для такой, какой в силу исторических условий является государственность РФ, вполне органичны. Но не менее органичным для нее является Путинский режим, ненависть к которому с обеих сторон достигает в последнее время невиданного накала. Объективно он не является главным врагом ни тех, ни других, а выглядит их помесью.
Демонстрируя, с одной стороны, приверженность «рыночной экономике» и предоставляя править ею команде «либерастов», а с другой – не только не отказываясь от идейно-политического преемства с советско-коммунистическим режимом, но и всячески потрафляя «сталинистам», он как бы посредничает между ними, не давая им «закопать» друг друга. Ведь по-настоящему-то смертельными врагами и антагонистами являются именно обе части оппозиции.

Вот что случится, если завтра «режим» (который ничего «своего» за собой не имеет) вдруг исчезнет? Ну, помрет внезапно «великий и ужасный»? Олицетворяющие «режим» несколько десятков или сотен ненавистных лиц попросту сбегут, а вот его ненавистники вцепятся друг другу в глотку. Поскольку же от того произойдет некоторое «безобразие», которое интересам более широкого круга структур и лиц (идеологически не сильно озабоченного) будет противоречить, вскоре возникнет какой-то сходный «режим». Потому что в конкретных условиях РФ такой объективно необходим и абсолютно адекватен состоянию общественного сознания. До тех пор, пока властителями дум и потенциальными носителями власти будут люди нынешнего поколения. Вот когда ими будут нынешние 20-летние – все изменится.