О боях в Сирии

Ситуация в Сирии складывается весьма занятная. Я в общем-то был склонен согласиться с мнением, что зимнее сирийское наступление в Идлибе проводится в рамках договоренности Эрдогана с Путиным (последний, уступив по Ливии, выговорил возможность деблокировать трассу М5 до Алеппо, а то и М4). В Ливии Эрдоган своего добился: если бы не турецкая помощь и все эти переговоры Хафтар бы Триполи через пару месяцев взял, а так – налицо факт, что наступление остановилось, и этого не случится.

Видимо, условия договоренности были известны и в США (там по ходу сирийских успехов высказывалось опасение, что наступление может не ограничиться взятием дорог М5 и М4, а иметь более существенные цели). Эрдоган в очередной раз выступил с «ультиматумом» (по внутриполитическим соображениям он бы в любом случае должен был бы это сделать). На север сирийцы с момента путинского вмешательства стремились пробиться каждый год, но каждый раз после таких ультиматумов Путин капитулировал, и попытки продвижения в Идлиб (несмотря на воинственную риторику) моментально прекращались. На сей же раз и риторика РФ-ная более последовательна, и действия более решительны. Посмотрим, конечно, до каких пределов, но причина, похоже, и заключается в предварительном соглашении.

Но положим, что его не было. Представить, что Эрдоган в соответствии с ультиматумом начнет оттеснять сирийскую армию до линии, откуда началось ее наступление, все-таки сложно. Если это будут собственно турки, П. по ним стрелять не осмелится, но это будет долго (не больно-то они себя показали и против ИГИЛ, и при занятии Африна), и они могут понести большие потери. Если же пойдут в основном их протеже, то по ним-то авиация РФ не будет стесняться, и контрнаступление может провалиться.

Сейчас Эрдоган имеет в Сирии контролируемую им пограничную зону по всей протяженности границы, которая в Идлибе еще и достаточно широка, чтобы там могли поместиться потенциальные беженцы в Турцию и далее в Европу. И объективно-то этого должно быть ему достаточно. Германию и Францию это тоже вполне устроит (П. с ними, видимо, об этом и будет говорить). Но амбиции Эрдогана, конечно, больше (как и Асада), и «субъективное» вполне может одержать верх над «объективным» (и в четверг турки вроде бы «не стерпели»). Во всяком случае, если теперь фронт на севере замрет, а на юге начнется очищение трассы М4, соглашение было. Если бои (с любой стороны) возобновятся на севере и в направлении столицы Идлиба – его не было или оно «отменено».

Очищение сирийцами уже занятой территории было бы для П. крайне скандально, и ему пришлось бы это сделать только при реальной поддержке турок США (то, что Турция ни при каких обстоятельствах не расстанется с США, а те ее всегда поддержат против РФ – аксиома), и надо понимать, что если и Трамп, и Эрдоган в принципе могут сбивать РФ-ные самолеты, то Путин их – никогда не посмеет. Так что в случае, если авиация РФ не сможет действовать, а турки наступление начнут, то тогда, конечно, Эрдоган обещание выполнит. Другое дело, станет ли Трамп перед выборами настолько обострять ситуацию (с Ираном – не осмелился, а тут будет?). Но скоро увидим.

Подарок любознательным

Недавно alex_vergin сообщил, что в Сети (https://zakon.ru/senat#) стали доступны все решения (всего более 17 тысяч) Сената РИ по гражданскому праву, принятые за последние полвека (1866-1916). Поистине, только фактура во всей ее полноте является безотказным оружием против всякого рода выдумок и инсинуаций. Это тот самый лом, против которого «нет приема». Нашим современниками, привыкшим представлять себе юстицию исторической России по беллетристике-публицистике, но не утратившим здравый смысл, может, правда, стать неловко за своих информаторов, но возможность без посредников ознакомиться с тем, «как дело было», должно бы послужить достаточной компенсацией за это неудобство.

Альбом художника И.А.Владимирова

Недавно мне был подарен (одной из составительниц – Л.Тремсиной) художественный альбом «Окаянные годы. Революция в России глазами художника Ивана Владимирова». И.В. до революции был известным художником-баталистом, а, оставшись в СССР, стал вполне «правоверным» соцреалистом, избежал репрессий и помер своей смертью в 1947. Его поздние работы есть в питерском и московском музеях политической истории, дореволюционные хорошо представлены в изданиях того времени, а вот тут собраны те (1917-1922), которые как раз почти не были известны, оказавшись разбросаны по разным зарубежным коллекциям. И которые объединены вот той самой темой.

Почти все они делались на улицах в виде карандашных набросков с натуры, а потом с них (чаще акварелью) писались картины, часто в 2-3 вариантах, незначительно отличающихся деталями. На них обычно рукой автора написано, когда и где наблюдался данный эпизод (в основном Петроград и сельская местность в районе станций Московско-Виндаво-Рыбинской железной дороги, где он работал в 1919-1923). И.В. дарил эти картины знакомым, часто иностранцам, благодаря чему они и сохранились. И вот в альбоме собрано все, что удалось найти – из десятка зарубежных и отечественных коллекций. Многие карандашные варианты также удалось собрать (часть была опубликована в лондонском журнале «The Graphic» в 1917-1918), они приводятся перед соответствующими картинами.

О самих картинах говорить излишне (некоторые в последнее время циркулировали в Интернете). В альбоме (более 330 стр.) они распределены по разделам: «Долой Орла!», «Грабь награбленное!», «Красный террор», «Большевистская пропаганда», «Голодные годы, 1918-1922», «Большевики и церковь», «Реквизиции в деревне», «Бывшие», «Повседневная жизнь в Петрограде» и «Новые хозяева жизни».

Иногда сравнение вариантов, написанных в разные годы, довольно занятно. Так, на картине, где ведут на расстрел местного священника и помещика, в оригинале 1918 г. их тащат за розвальнями на веревках, в варианте 1920 веревки стерты, а в самом позднем – 1926 заменены и подрасстрельные персонажи – вроде как это пленные белые офицеры.

В общей сложности в альбоме представлено более сотни картин, не считая вариантов. Он поступил в 3-4 библиотеки, но в Москве продается, кажется, только в «Посеве» на Петровке, правда - довольно дорого.

(no subject)

Часто спрашивают, почему я не выкладываю свою (информация о которой есть на сайте) «общую» базу (это реестр всех лиц, служивших в офицерских и классных гражданских чинах в РИ с рубежа XVIII в. по 1917, который делается в Экселе), и когда я это сделаю. Предполагая, что интересующиеся этим читают и ЖЖ, объясню. Во-первых, она для посторонних лиц практически не читаема, т.к. всё (кроме фамилий, которые должны идти в алф. порядке): имена-отчества, чины, учебные заведения, источники и пр. обозначено 1-3 символами (пришлось употребить порядка 1,5 тыс. разл. сокращений) – просто потому, что при огромном объеме загружаемой информации приходилось экономить каждый клик.

Во-вторых, она еще далека от завершения. Сейчас там более 2 млн. записей и предстоит загрузить еще около 1 млн. из разных источников (в т.ч. ок. 400 тыс. из Высоч. приказов, ок. 150 тыс. из списков в приложениях к полковым историям и примерно 200 тыс. из разл. генеалогических источников). При этом порядка трети или 40% записей будет относится к одним и тем же лицам, и потом предстоит заниматься отождествлениями, сводя такие записи в одну. «На выходе» предполагается иметь 1,5-1,7 млн. лиц (что должно составить не менее 95% всех, подлежащих учету).

К сожалению (за исключением неск. тысяч самых известных лиц), для того, чтобы заполнить хотя бы наполовину строку из десятка клеточек с самыми основными сведениями (ФИО/г.р./год начала службы/год производства в первый офиц. или классный чин/обстоятельства пр-ва и образование/последний чин/год его присвоения/год отставки/чин по отставке/год смерти) приходится загружать сведения из самых разных источников. Достаточно сказать, что в ВП, фиксирующих «приход и расход» абсолютно всех офицеров, они упоминаются только с фамилией, без имен и отчеств.

К основным группам источников относятся официальные списки по старшинству чинам (от 8-го класса и выше), ВП, списки выпускников учебных заведений, списки офицеров, служивших в тех или иных полках за историю их существования (в источниках двух посл. типов обычно есть имена и даже отчества), адрес-календари, министерские справочники, некрополи и поколенные росписи. Некоторые из них обработаны почти полностью, некоторые – лишь наполовину. Но на это нужно время, тем более, что это далеко не единственное мое занятие. Так что, если проживу еще сколько-то лет, то доведу до той степени полноты, когда можно будет всё автоматически расшифровать и выложить: думаю, года 3-4 еще уйдет на загрузку (в выделенный на это день в среднем делается до 1 тыс. записей) и столько же на отождествление.

По той же причине не стоит меня особо упрекать, что в выложенной на сайте «белой» базе часто не хватает «дореволюционных» сведений. Она составлялась по совершенно иным (на 95% архивным) источникам 1918-20-х гг. и содержит преимущественно те данные, которые известны по ним. И хотя из примерно 350 тыс. упоминаемых там лиц около 200 тыс. проходят и по «общей» базе, но сверка (с подстановкой в «белую» исходных данных до 1917, а в «общую» - сведений о судьбе) заняла бы (если ни чем более не заниматься) не менее года. Разумеется, со временем (в ходе подготовки «общей» базы) это будет сделано.

Дефицитное свойство

Недавно имел место некоторый скандал, связанный с обнаружением раннего поста новоназначенного министра культуры, в котором она высказывала свое «неполиткорректное» отношение к тому, что «полагается любить». Поднялся ханжеский вой – ах-ах, какой ужас: она сама признается в своей «некультурности»… А мне понравилось. Не по всем пунктам могу солидаризироваться, но кто вот из этих суконных рыл, которые там «на начальстве» и которые заведомо менее «культурны», позволил бы себе публично признаться, что засыпают на «классике» (хотя, разумеется, засыпают)?

Положим даже, что наполовину это сознательный эпатаж (она вышла из семьи, по условиям Совка максимально «культурной», и уже по одному этому не хуже своих критиков). Может она (совсем ее не знаю), конечно, дура или сволочь какая, но в раскрепощенности сознания ей отказать нельзя. А это свойство (а тем более среди всякого «начальства») в крайнем дефиците. Не знаю даже, кого меньше: людей, обладающих глубокими знаниями или тех, кто способен мыслить вне стереотипов.

Это качество само по себе этически нейтральное, но в смысле дееспособности – первостепенное. Большинство успешных в условиях свободной конкуренции людей (и бандитов, и ученых, и предпринимателей) им в какой-то мере обладает. Им обычно обладают революционеры, но могут и – охранители (и тогда они успешны, а вот большинство последних обычно нет, почему и проигрывают).

Но в советско-путинских условиях, где подобное свойство не поощряется, и всё вытоптано, это относительная редкость (хотя сам П. при всей свихнутости на отдельных моментах им в некоторой мере обладает – а иначе не мог бы преуспеть). Властные структуры РФ до сих пор забиты унылыми советскими дураками моего поколения (от дураков вреда всегда гораздо больше, чем от злодеев). И немногие умные и самостоятельно мыслящие люди, которые там имеются (знаю некоторых) никогда не позволят себя обнаружить. Поэтому всякое проявление этого свойства даже при отсутствии у индивида иных достойных качеств вполне симпатично.

Токсичная должность

Новые назначения вызвали очередную волну рассуждений о «развале образования» (похоже, ответственность за эту сферу для назначаемого столь же «токсична», как в СССР - сельского хозяйства). Не так, понимаешь ли, реформировали, а надо… Да пусть бы весь Минобр со своими программами, ФГОСами и этой самой «образовательной системой» провалился бы к чертям – ну что бы за трагедия случилась? Стало бы только лучше. Государство все равно какой-то минимум для своих нужд обучало бы (и, поскольку, скорее, минимум – то более высокого качества). Корпорации все равно готовили бы для себя кадры – и так, как это им действительно нужно. Научные учреждения – по-другому и тоже, как надо именно для науки. Для тех немногих, кому «просто для себя интересно», всегда нашлись бы те, кто им бы это обеспечил.

По-настоящему образованных людей все равно ведь было бы не больше, чем их может быть (по биологическим возможностям такое образование усвоить), а формально-образованных было бы лишь примерно столько, сколько действительно необходимо (а не нынешние толпы невежественных «образованцев», не нужных ни бизнесу, ни государству, ни самим себе).

Немного о существенном

Разговоров про путинское послание хватит надолго. Но сказать на самом деле можно немного. Это, в общем, логичное и ожидаемое продолжение недавнего предложения убрать из президентских сроков слово «подряд». Путин обозначил примерный способ своего правления после 2024 и именно такой, о котором я 21 декабря писал как о наиболее рациональном (условно «китайско-иранском»).

Президент и премьер превращаются в примерно равновеликие фигуры, не имеющие всей полноты власти, и работающие под надзором «аятоллы». Формальная должность коего прояснится после того, как станут известны поправки относительно полномочий Государственного совета, но, возможно, и какого-то иного органа типа СБ: существенно только сохранение реального контроля над силовыми структурами (тот же Дэн Сяопин в роли «аятоллы» не был ни генсеком, ни президентом, ни премьером, а только председателем Центрального военного совета).

В принципе официальное придание Госсовету решающих полномочий вполне логично, т.к. это именно этот орган (в отличие от шутов из ГД и СФ) состоит из реально значимых высших лиц: кому же и править, как не его главе. В свете этого вопрос о преемнике не принципиален. Это может быть сначала кто-то «временный» из близких ровесников, а по мере одряхления П. и Ко – представитель нового поколения (предположительно из силовиков), а может – и сразу «молодой», которому предстоит пройти проверку первым сроком.

Все остальное не очень существенно. Много говорят о закреплении приоритета внутреннего законодательства. Но всякое «международное право» существует (и не может существовать иначе) лишь как чисто договорное, и не может распространяться на государство, из соответствующих договоров вышедшее. Но П. не хочет выходить даже из СЕ и выбирает вот такую «мягкую» форму, когда «не выходя», в самых необходимых случаях можно «не послушаться».

Еще меньше реального смысла в запрете иноземных ВНЖ. Среди означенных категорий таких очень мало, и это имеет только пропагандистское значение: показать недовольной публике волю к «национализации элиты». На практике ведь дело не в ВНЖ, а в обладании зарубежными активами и собственностью, имея которые, получить ВНЖ «после бегства» ничего не стоит. Надо либо создать условия, исключающие внутренние стимулы непременно заручиться возможностью сбежать, либо полностью запретить не только самим элитариям, но и всем членам их семей владение зарубежным активами, а также проживание семей и обучение детей за границей. Но т.к. ничего подобного осуществлено быть не может, то вопрос о «национализации» в обозримом будущем не стоит.

(no subject)

Недавно только обмолвился относительно соотношения «знать - мыслить», а тут, оказывается, популярному златоусту предоставили возможность демонстрировать свою сущность в Совете Федерации. Думаю, с идеей величия мысли и ничтожества знания он должен был найти там благодарную аудиторию (между нашим истеблишментом и народом нет культурной разницы: что называется «плоть от плоти»). Но с призывом учить «не знанию а мышлению» он ломится в открытую дверь. «Мыслят»-то у нас все поголовно (даже кому совсем не обязательно). Это знающих мало.

Вся штука в том, что те, кто «не знает», мыслят НЕАДЕКВАТНО. И если случается, что и знающие могут мыслить неправильно (ну бывает: память у человека отличная, а глупый он или находится в плену какой-нибудь бредовой идеи, от несоответствия которой фактам «тем хуже для фактов»), то уж непросвещенные (да элементарно «невнимательные») не могут адекватно мыслить в принципе. Ну не существует таких умов, которые могли бы обойтись без реального знания, содержащегося в их собственной голове, а не где-то вне ее (не верю я ни в каких «ясновидящих»).

Знания ведь в сущности есть результат «коленопреклоненного созерцания действительности». Казалось бы, даже простая наблюдательность уже могла бы помочь «мыслить». Но… одни и те же люди из месяца в месяц прогнозируют по ничтожным поводам какие-то «большие потрясения», ничуть не смущаясь тем, что их ожидания постоянно не оправдываются. Вроде бы даже собаки научаются отличать кнопку, выдающую пищу, от бьющей током. Вот только что события породили волну бредовых ожиданий (лента «Яндекс.Дзена» дает широчайший охват народных суждений), в которой 3-4 разумных голоса на сотню были практически незаметны (и даже после того, как иранский «удар» оказался столь же «платоническим» как в свое время американский по Сирии, число трезвых суждений выросло не более, чем до 15-20%).

Разумеется, никто не способен предвидеть события во всех деталях или с идеальной временной точностью. Но если знать и помнить, как то или иное лицо (институт, сообщество) вели себя в 10 подобных случаях, вполне возможно предположить, как поведет и в очередной раз. А если знать про 100 случаев, прогноз будет на порядок увереннее и т.д. «Знающий» может ошибиться, допустим, в одном случае из 10, но просто «мыслящий» - в девяти. Есть разница? По мне - так и между экспертами, ошибающимися в 3-4 и в 6-7 случаях из 10 разница уже огромная: первых стоит слушать, вторых - нет. А разница-то между ними именно в том, что у одних «знания» в голове, а у других – «в Интернете».

Повинуясь воле народа

Часто встречаю мнения, что ЖЖ умирает. Мне он тоже нравится гораздо меньше (но не идти же в ФБ, где какая-то сволочь вправе удалить «неправильный» текст и даже наказать отлучением от счастья). Лет 15-20 назад (при необходимой доле разного рода помешанных, «троллей» и т.п.) ЖЖ все-таки был площадкой, где общались хотя бы относительно интеллигентные люди (казалось даже - до половины их было). Но потом в ЖЖ пришел «народ», и такие люди утонули в море скотов и идиотов (до сих пор дивлюсь масштабам и глубине бреда, льющегося в постах и комментариях). Так что ЖЖ стал мало отличаться от «улицы».

С этим, кстати, связано и распространение поголовной неграмотности: народу стало доступно как печатное, так и электронное слово, и он активно себя в этой сфере утверждает. Можно вполне снисходительно отнестись к тому, что люди забывают закрывать причастный оборот, ставят лишние запятые или делают ошибку в малознакомых словах и т.д., но пишущий, скажем, «плоцкие страсти», не отождествляя таковые со словом «плоть», вызывает уже несколько более сложные чувства.

Совершенно не обязательно помнить определения и свойства местоимений, частиц и предлогов, но не сознавать, что то или иное написание меняет смысл… Сейчас вот, например, не видят разницы между «то же» и «тоже» («так же» и «также»), в употреблении «не» и «ни» (а равно слитным/раздельным их написанием в разных случаях) и т.д. Это стало чуть не всеобщим явлением не только в блогах, но в электронных и даже печатных СМИ (кажется, до книг еще не дошло). Видимо, люди мало читают «нормальных» текстов, а в основном – тексты себе подобных и пребывают в убеждении, что они всё пишут правильно.

Есть мнение, что грамотность – «личное дело человека». Пожалуй, что так… Но ведь основы грамотности – не Бог весть какая премудрость, и если человек ухитряется не освоить нормы правописания на родном языке хотя бы «на четверку», возникает обоснованное сомнение в его способности усвоить надлежащим образом более сложные вещи. Когда у «военного эксперта» читаешь что-нибудь типа «Трамп нанес удар, что бы (чел. имел в виду «с целью») показать…», уровень «экспертизы» как-то заранее себе представляешь.

В начале 90-х мне довелось быть проректором одного художественного вуза. По результатам вступительного сочинения зав.кафедрой языка и литературы мне и говорит: «Ну что, за ошибки снижать не будем?». Посмотрев сочинения (на два листа А4 в среднем по 15 ошибок), я по неопытности содрогнулся и настоял, что лучше снизить проходной балл, чем ставить 4-5 за такие тексты. Наверное, напрасно.
Как известно, «творцом языка является народ», и верность идеалам демократии обязывает нас подчиниться народной воле, вполне выражаемой как в практике народного правописания, так и в народном же словоупотреблении.

Вовне и внутри

Почему-то многими считается, что Путин чрезвычайно преуспел во внешней политике, но постоянно терпит провалы в политике внутренней. Ну, если одновременно начитаться западных авторов о «великом и ужасном» и отечественных диссидентов о ежегодно грядущем «крахе режима», такое впечатление может создаться. По-моему, так всё обстоит ровно противоположным образом. Collapse )