(no subject)

Послезавтра philtrius будет выступать на стриме по вопросам образования (с Д.Бастраковым). Коль скоро он счел нужным это прорекламировать (https://philtrius.livejournal.com/1444963.html), поддержу его тоже. Это будет здесь: https://www.youtube.com/watch?v=kXIBfHg12XI». Кстати, книжку мою (русский вариант вышедшей на английском) Бастраков все-таки собирается несколько позже издать, хотя с компанией, которая собиралась ее иллюстрировать множеством карт, диаграмм и прочего (мне всегда казалось – избыточно для моего скромного текста) он, как слышал, поссорился.

О составе советских «статусных» ученых

Недавно 64vlad высказался в том духе, что советская наука была сделана «профессорами Преображенскими», на что я ответил, что по моим впечатлениям - процентов на 80 (когда-то я в рамках изучения советского истеблишмента этим немного занимался, но не окончил). А тут, обретя, благодаря вирусу, лишнее время, решил еще раз пройтись по списочку, заполнив еще сколько-то лакун, и посчитать.
Как и для прочих элитных групп, меня интересовало соотношение между тремя типами их членов: 1 – лица (любого происхождения), принадлежавшие к старому культурному слою (в т.ч. учившиеся к 1918 в заведениях, таковую принадлежность обеспечивавших – вузах, гимназиях и реальных училищах, семинариях, техн.училищах и др.) и их дети; 2 – дети лиц, вошедших в состав культурного слоя уже после 1917; 3 – не имевшие связи ни со старой, ни с советской интеллигенцией. Ну и оказалось, что старый культурный слой, составлявший весь - от мелких частных служащих до профессуры и прочего «генералитета» 3-4% населения РИ, дал 79,9% статусных советских ученых (8,6% принадлежали ко 2-му типу и 11,5% - к 3-му).

Это, конечно, очень сильно отличается от других элитных групп, но наука в силу своей специфики была затронута социальной политикой партии в наименьшей степени (по сравнению, напр., с управленческой и военной сферами): на соцсостав «отвлеченной» науки не обращали столь пристального внимания, а «актуальную» - военно-технические разработки и т.д. особо трогать боялись. Кроме того, соввласть существовала очень короткое по историческим меркам время, за которое до «статусного» уровня успели дойти фактически только два поколения, причем первое вымерло только к 70-м.

О ком, собственно, речь.Collapse )

Словарь офицеров пехоты

Словарь, о котором я упоминал недавно, только что вышел тиражом в 500 экз. Ухитрились уложиться в 424 стр. (Волков С.В., Кулик Ю.В. Офицеры российской пехоты. Краткий биографический справочник офицеров пехотных и стрелковых частей на 1913-1914 годы. М., Миттель Пресс, 2020). ФИО, полк, чин, полная дата рождения, исповедание, происхождение, место рождения, общее и военное образование, даты вступления в службу и производства в подпоручики, участие в пред. войнах, семейное положение, наличие сыновей, Георгиевские награды и краткие сведения о судьбе.
В каких магазинах он будет (и будет ли) — пока не знаю. Но по минимальной цене в 1 тыс.р. его можно приобрести, обратившись по адресу: метро "Пушкинская"/"Тверская", Спиридоньевский переулок, 9. Гостиница "Марко Поло Пресня", контактный телефон: 8 (915) 350-27-87.
Он формата А4 в мягкой глянцевой обложке, толщиной ок. 2 см. Изображение обложки вопреки обыкновению приложить не могу, т.к. ЖЖ (или Гугл Хром) отказался признавать мой пароль (заявив, что он "устарел"), и зайти туда для помещения картинки Вадим Олегович Рогге (который это обычно делал) не может. И вообще, писать в ЖЖ могу теперь только с ноутбука, где из ЖЖ не выходил (а на стационарном, который недавно рухнул, пришлось переставить Винду). Но поменять пароль и там не получилось, т.к. для этого требуется ввести старый, а он, говорят мне, "неправильный". Кто именно сделал такую пакость — ЖЖ или браузер, так и не понял.
P.S. С паролем в ЖЖ все-таки справился. Обложка выглядит так:Collapse )

Некоторое дополнение к предыдущему

После последнего поста мне сразу двумя знакомыми было сказано, что я напрасно сетую по поводу недоступности архивов 1918-1922, поскольку ничего там особо-то и нет, т.к. «тогда расстреливали без списков». И это довольно распространенное мнение. Достаточно сказать, что то же самое мне ответил А.Н.Яковлев (как-то раз в 90-х довелось с ним общаться в узком кругу и, поскольку он тогда еще официально возглавлял какую-то комиссию по реабилитации, я надеялся получить через него доступ к соотв. материалам). Но это на самом деле далеко (полагаю, что не менее, чем на 90%) не так. Все-таки многое из известного говорит об обратном.Collapse )

О некоторых перспективах профессиональной деятельности

Скоро должен (с моим участием) выйти небольшим тиражом краткий словарь офицеров русской пехоты (состав всех гвардейских, гренадерских, пехотных и стрелковых полков на конец 1913 - начало 1914: даты рождения, происхождение, образование, вероисповедание, участие в пред.войнах, ну и предельно кратко – судьба). Поскольку эти 25 тыс. чел. – больше половины всех офицеров того времени, в ходе работы появилась возможность прикинуть, сведениями о какой части этого контингента к настоящему времени можно располагать. (В перспективе была у меня задумка когда-нибудь издать в табличной форме справочник жанра «люди и судьбы» на всех вообще кадровых офицеров кануна ПМВ: имя, год производства в офицеры, источник 1913-14 гг., судьба – в один том большого формата они поместятся.)

Оказалось – не так уж и плохо: 60 с чем-то процентов, почти 2/3. Это при том, что остаются недоступны 80% сведений о расстрелянных (не «реабилитированных»), у меня не было списков офицеров польской и прибалтийских армий и я еще не просматривал систематически огромный объем «мемориальской» базы областных «книг памяти» (весьма непроизводительный труд: они на 90% посвящены 37-38 гг., и на одного «моего» персонажа приходится просмотреть сотни две имен, причем то, что это бывший офицер практически никогда не указывается, и по распространенным фамилиям гадать проблематично).

Специфика армейской пехоты, правда, в том, что, с одной стороны, тут информации больше за счет погибших в ПМВ (которые известны очень хорошо), а с другой – относительно меньше сведений о других, поскольку тут (в отличие от иных родов войск), полковых и «профессиональных» объединений в эмиграции, которые собирали сведения о сослуживцах, практически не было.

Значительная часть последних сведений об офицерах относится к 1918-22 гг., но она в большинстве случаев вполне «говорящая» - позволяющая судить о дальнейшем. Например, непосредственной информации о погибших в белых армиях очень мало, но эвакуированные, умершие в эмиграции и пленные (состоявшие в СССР как «б/б» на «особом учете») охвачены с очень большой полнотой, и если некто, обнаружившийся в списках белых формирований, не встречается потом ни в одной из названных категорий, то на 80-90% он погиб до 1920 г. Или мобилизованный в РККА, который встречается не только на 1918-19, но и на 1922-1923 (т.е. не бежал к белым и не расстрелян по подозрению в каком-нибудь заговоре) в большинстве случаев был репрессирован в 1930-1931 и, если только посажен тогда, то дострелен в конце 30-х, когда такую публику «зачищали» в первую очередь. Старшие офицеры и генералы, известные по гетманской армии на конец 1918, и не «всплывшие» потом ни во ВСЮР, ни в РККА, ни в УНР, практически все были расстреляны большевиками (которым они были оставлены «в подарок» петлюровцами в Лукьяновской тюрьме) при занятии Киева в начале 1919 г. И так далее.

То есть в общем я остался доволен, потому что «недостающие» 25-30% в дальнейшем могут «найтись» (на польско-прибалтийские контакты в принципе можно выйти; может, со временем удастся добраться и до фондов репрессивных органов 1918-1922). Конечно, судьбы порядка 5% не могут быть установлены (выброшенные из вагонов при стихийной «демобилизации» фронта в конце 1917- начале 1918, убитые без выяснения имен зимой-весной 1918 на ж.д. станциях на границах Донской области местными комендантами или «сознательными пролетариями», истребленные махновцами и т.п.), но в целом задача выяснения судеб даже всего «подопечного» контингента (более 300 тыс. чел.) выглядит вовсе не столь безумной.

Многоликая толерантность

Привычно ругать европейскую толерантность, заставляющую в раже самобичевания прогибаться перед всякой инокультурной напастью, принося свою культуру в жертву продвижению на собственной территории - чужой. Но толерантность многолика. Один мой знакомый обнаружил в поминальнике питерского Князь-Владимирского собора имена Льва Троцкого, Григория Зиновьева, Льва Каменева (ну и, конечно, всей последующей советской сволочи).

Вообще-то в свете нынешней государственно-политической концепции удивляться особо не стоило. Но знакомый мой счел молитвенное поминовение за упокоение душ подобной публики абсурдом (тем более, что и не были они крещены с этими именами) и кощунством и решил написать «по инстанции». Но там, однако, эту ситуацию как крайне скандальную вовсе не восприняли, хотя и согласились, что это, может быть, не совсем правильно, и ответили, что имена гонителей православия из синодика рекомендовано исключить (прислушалось ли руководство собора к этой «рекомендации», я не интересовался).

Молитесь, так сказать, «за врагов ваших». Приходилось, кстати, встречать мнение, что большевики… способствовали прославлению новомучеников (умучивая их). Одни мучили, другие страдали, а дело-то вроде как общее делали: столько новых святых – это же круто!

«Очень вырос в целом мире гриппо-вирус. Три-четыре. Ширится, растет заболевание…»

Все-таки не покидает ощущение, что нагнетаемая в связи с этим вирусом паника сродни навязыванию какой-то «моды». Как будто какие-то люди, «имеющие вес», пудрят мозги, заставляя принимать некоторую неадекватную реальности точку зрения. Но вот типа как положено почитать «современное искусство» (в виде инсталляции какого-то дерьма): хотя нормальным людям это совсем не симпатично, но «не понимать» как бы уже и стыдно. Или с какого-то времени стало считаться, что женщины должны быть длинные и тощие, и хотя зависящие от реального спроса эротические издания продолжали употреблять модели вполне нормальной комплекции, масса девушек принялась морить себя голодом.

Так и тут, можно подумать, что вирус этот чуть ли не основная причина смертности, хотя в структуре таковой он занимает практически незаметное место, и на уровне общей смертности даже в той же Италии вообще никак не сказывается (не говоря о том, что средний возраст умерших от него во всех странах лишь на 1 год отличается от среднего возраста «дожития»).

Если уж принимать столь дорогостоящие, ограничивающие личную свободу и задевающие самолюбие меры, то почему бы не против реально основных причин смертности? Я бы вот предпочел, чтобы меня если и штрафовали за какие-то прогрешения против собственного здоровья, то, например, за непрохождение ежеквартального обследования на предмет состояния сердечно-сосудистой системы или несдачу регулярных анализов на рак.

Вероятность помереть от инсульта-инфаркта или рака ведь на пару порядков выше, чем от «модного» вируса, но сам бы я поленился, а если б «заставили» - был бы только признателен. Не говоря о том, что людям, обнаруживающим готовность угробить экономику ради «спасения человеческих жизней», следовало бы лучше направить средства и усилия на усмирение гопников, пьяных водителей и т.п. публики, отнимающих ежегодно этих жизней куда как больше.

Я, собственно, на улицу особо и не рвусь, мне лично эта «самоизоляция» только на пользу: дает больше возможностей для работы. Но ощущение идиотизма не оставляет.

Поветрие

С интересом наблюдаю за короновирусной паникой, особенно на Западе, все более уподобляющемуся Совку. Как немного на самом деле надо, чтобы дойти до этакого идиотизма… Представил, что было бы в действительно серьезном случае (ну хотя бы с летальностью 10-15%). У нас в районе в «Пятерках» и «Магнитах» крупы и соль действительно смели (но, однако, в небольших армяно-азербайджанских магазинчиках всё лежит в избытке). Забавно. Помню, как в 1968 при известии о вводе войск в Чехословакию народ попер в магазины за мылом и спичками...

Сегодня выезжал в город. Народу поменьше, но в масках – 2-3%. Ну, как верующих, только в вирус верует в основном другая публика – почти исключительно молодежь, причем 75% - женского пола. Поведение властей (которым из соображений международного престижа хочется иметь по возможности не 80, а 8 тыс. больных) со всеми этими утеснениями вполне оправдано (и, закрыв раньше всех границы, они, кажется, в этом и преуспели), но страхи конкретных людей таковыми признать не могу.

Я-то лично этого вируса совсем не боюсь: как-никак привык работать с массовым материалом, и для меня процентное соотношение – не пустой звук. Пусть в Москве даже не 400, а 40 000 зараженных – что это на 12-то млн. В городе за день лицом к лицу вблизи сталкиваешься от силы с сотней. Вероятность заболеть для каждого конкретного индивида столь ничтожна, что ею можно спокойно пренебречь. Но даже если и заболеть, то чтобы угораздило попасть в те самые 3% - ну это должна быть сама Судьба, против которой все равно не попрешь, и которую я готов принять.

Лучшее - впереди

Последний раз я писал, что мне нравится ожидание от П. сюрпризов. Ну и всего через три дня он случился. Сюрприз, прямо скажем, так себе… ну, с эстетической точки зрения (Дэн Сяопинов вариант все-таки изящнее). Но, не говоря о том, что он оставляет место для нового сюрприза («обнуление» дает лишь свободу выбора, и при изменении ситуации к 2024 можно вернуться к любому варианту), это есть некоторый симптом. Свидетельствующий (наряду с другими) о том, что П. заметно осмелел.

Во всяком случае, в последние месяцы наметились некоторые новации (хотя и трудно сказать, насколько они будут последовательными). Вдруг перестали кормить наглого белорусского «батьку», 20 лет спокойно плевавшего в морду спонсора. Очередной этап сирийской эпопеи на идлибском направлении тоже окончился не так (капитуляцией перед турецкими ультиматумами), как ежегодно в 2015-2019.

Зимнее наступление Асада было, видимо, все-таки было «договорняком», в ходе которого у Эрдогана в определенный момент просто сдали нервы (испугался, что у Асада «аппетит придет во время еды»), но его новый ультиматум был проигнорирован, и дело кончилось объективно «справедливым» образом (у турок осталась широкая полоса вдоль всей границы, а Идлиб как «альтернативная Асаду Сирия» перестал существовать). Во всяком случае, тот факт, что такие договоренности были невозможны ранее, но стали возможны сейчас, о чем-то говорит.

Наконец, выглядящая довольно рискованной авантюра по обвалу нефтяных цен – тоже вещь достаточно необычная. Конечно, понижать жизненный уровень при отсутствии политической конкуренции можно вполне безнаказанно (и даже полезно, т.к. люди тем меньше помышляют о потрясениях, чем больше озабочены выживанием; все «революции» происходят «с жиру» - когда жить неплохо, но хочется еще лучше, и есть кому это желание «канализировать»), но РФ-ная власть, воспитанная в марксизме, этого не понимает, и традиционно склонна была опасаться, а тут, похоже, решила пренебречь.

То есть в общем складывается впечатление, что П., почувствовав себя уверенно (какие на то есть объективные основания и есть ли вообще – судить не берусь), решил чуть ли не по всем направлениям идти напролом. Некоторые вот думают, что это он «с отчаяния», «чуя скорую погибель» и т.д., но подобные суждения следует признать вполне бредовыми: вне резких движений опасаться П. совершенно нечего. А вот если относительно оснований для уверенности он заблуждается – это, конечно, в перспективе может причинить неприятности. Но, поскольку по моим представлениям любые перемены в перспективе благотворны, и меня устроит любой вариант, то на всякую «активизацию» я смотрю с удовольствием.

О "поправках"

Несколько дней назад видел опубликованный текст конституционных поправок. Много смеялся. Это ж надо было превратить изначально вполне логичную и рациональную (как к ней ни относись) затею, для которой вполне достаточно было обычного думского голосования, в какое-то шутовское действо «всенародного обсуждения», породившее безграмотный манифест «за все хорошее» в традициях совкового агитпропа… Взялись капиталистов из себя изображать, а красной задницы прикрыть духу не хватило.

Составленный по «пожеланиям трудящихся» (да так, чтобы удовлетворить всех, но никого - полностью) текст вышел такой, что главный «пояснитель» вообще ничего объяснить не мог (песковские ответы журналюгам – отдельное удовольствие). «Немножко Бога» протащили лишь в какой-то 60-й с чем-то главе, с русским народом - еще курьезнее: его-таки помянули, но косвенно – лишь в связи с его языком, на котором приходится вот разговаривать. Защита «исторической правды», «народных подвигов» и т.д. – вообще за пределом.

Но самое занятное – что П. вдруг определенно заявил, что главой Госсовета не станет – и именно чтобы не создавать «двоевластия». Тут же выяснилось, что и «национализация элиты» тоже не состоится (поправку о зарубежных активах решили исключить). Ну и вся ожидавшаяся схема (для одних ужасная, для других желанная) вроде как дезавуируется. Но тогда, как говорится, «что это было?» и - зачем? Вот за что люблю главного затейника – умеет он интригу создать, заставить ожидать какого-то такого сюрприза, что жить хочется ради одного того, чтобы узнать – какого (а ну как помереть собрался, а ну как преемником – Навального, а ну как…).